chipka_ne

Categories:

Судный день

Нет, не самый странный.  Смутный, да. Хотя — для меня немножко разбавленный личной радостью — двое наших маленьких, сидевших несколько дней в карантине получили результаты теста вчера вечером — отрицательные — можно выдохнуть. 

А самый странный и страшный был уже почти пятьдесять лет назад — буду полноценным пессимистом, надеясь, что страшнее уже не будет.

Есть нынче такая фича популярная вспоминать, а что ты делал в день, когда убили Кеннеди? Ицхака Рабина? А что ты делал 11 сентября?

Война Судного Дня, 1973 год.

А что я делала 6 октября 1973 года? Не помню, хоть ты тресни. Я в тот год только поступила в МГУ, первый месяц учёбы, студенческая жизнь, эйфория полнейшая — где там помнить жизнь по датам! А политинформации я начала игнорировать с первого дня, воспользововавшись редкостным либерализмом весёлого комсорга искусствоведов Коли Швагера, покрывавшего прогульщиков и разгильдяев, вроде меня.

А двадцать лет спустя я встретила своих ровесников, которые этот день помнили в мельчайших подробностях:

Ролик на иврите полностью, перевожу урывками, но по-моему тут многое и без перевода понятно:

...Новости были слышны в каждом доме и в каждой синагоге, даже в самых ортодоксальных районах Иерусалима. 

 ...Впервые в истории государства Израиль автомобили беспрепятственно проезжают через Меа Шеарим в Судный День. 

...Египетские ВВС обстреляли израильские цели и беспрепятственно вернулись на базы.

...Люди выходили к пунктам мобилизации из синагог, всё ещё обёрнутые в талиты и с молитвенниками в руках. 

- Ты меня спрашиваешь?  Да я тоже… Точно, как ты… Объяви это всему автобусу, он вот сейчас отправляется, ждать нельзя…

Мобилизованы десятки автобусов «Эгеда» и люди пришли. Мы уже слышим первые шуточки, возвращающие нас во времена Шестидневной войны.

- Передай там на радио, что мы им организуем отпуск в Каире! 

Все водители начали подбирать тремпистов, совсем, как в старые добрые времена.

...Новости поступали пока только из газетных заголовков, и никто ещё не понимал, что происходит. Но постепенно начали понимать, что на этот раз дело принимает серьёзный оборот, и что на границах разворачивается настоящая, полномасштабная война. 

…В свете происходящего правительство объявляет о частичной мобилизации резервистов. 

…Появляются люди, которые тут и там отмечают место сбора их подразделений. В течение часа-двух здесь соберутся сотни парней, готовых отправиться в путь.

- Посреди Судного Дня?

- Да, посреди Судного Дня. 

- Тебя из синагоги вызвали?

- Почти. Перед тем, как я собрался на полуденную молитву.

- Я вижу, что ты в кедах, всё, как положено. 

- У меня пост.

- У тебя пост и мобилизация – как ты к этому относишься? 

- Тут нет выбора, зовут – значит надо. Нас попросили радио включить посреди этого всего, я сыну сказал включить и услышал… Вот сейчас должен парней записывать. 

А пока что подразделение собирается, чтобы вот-вот облачиться в форму и каски и разойтись по машинам.

- Вам из какого района? Вот Гило, Рехавия, Тальпиот…

Я как-то этот ролик показывала подруге из Украины, и она вдруг обратила внимание: ой, там парень в самом начале на войну идёт в клетчатых тапочках! Пришлось объяснять, что в Судный День не носят в синагогу кожаную обувь — хорошо ещё в тапочках, а не в носках... 

Так и жили. Я считаю, что почаще надо об этом вспоминать — нет? Только без «гром победы раздавайся!», пожалуйста, а вот про этих, кто «надо, значит надо», прямо из дома, из синагоги, с пляжа (не все в Йом Кипур молятся), в тапочках, в джинсах на мокрые плавки, на попутках, которые все, как одна, останавливаются. 

Ну и перед традиционным пожеланием окончательной записи в Книге Судеб на будущий год, как обычно, кино и танцы — чего-нибудь услаждающего слух и душу. На этот раз опять старина, да ещё и чёрно-белая — 1927 год, Эл Джонсон в первом звуковом фильме «Певец джаза» поёт «Кол Нидерей» — «Все обеты»:

!גמר חתימה טובה
 


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →