chipka_ne

Categories:

Куды бечь?

От политики — куды бечь? 

Третьего дни в телевейзмере (да, я смотрю телевизор, господа!) видела прекрасное и удивительное. 

Наши деятели культуры, искусства, а также разные просто хорошие люди, типа Жемчужины Розенблюм, занялись Б-гоугодным делом, наконец — самолично, умываясь слезами самоумиления, начали паковать продуктовые наборы для бедствующих собратьев по цеху.

Я, как вы понимаете, собралась было прыскать ядом и всячески по этому поводу зубоскалить — но! — два дня держала язык за зубами. Хотя трудно было, ох, трудно. Видеть кроткого труженика Авива Гефена (гонорар за участие в реалити-шоу «Голос»  — 800 тыс. — не волнуйтесь — не долларов, шекелей, всего-навсего), старательно сортирующего бедняцкий набор продуктов — рис-мука-сахар-кетчуп-растительное масло — это даже для моего каменного сердца слишком! А несравненная наша вечно юная Пнина Розенблюм — моя, между прочим, ровесница, молодеющая с каждым годом — все остальные участники действа более менее соблюдают правила, носят масочки, но только не Пнина — как иначе продемонстрировать городу и миру новенькие губки? свежезаштопанную лилейную шейку? отутюженные щёчки? — большинство милых дам даже с калькулятором не подсчитают, сколько баночек дешёвого кетчупа можно было б прикупить за стоимость этой штопки-глажки. 

В среде приличных людей нынче принято игнорировать ТВ, а я вам вот что скажу: ну какие братья Коэны способны  придумать и срежиссировать эти именины сердца, этот праздник лицемерия от всей миллионерской души! 

Нет, я не против благотворительности, а очень даже за. Тем более, что обитаю здесь в среде, где заниматься ею считается хорошим тоном. Но заниматься молча, скучно и ежедневно. Без телекамер и микрофонов поблизости. 

Расскажу про забавное из актуального. 

В изоляцию народ Израиля загнали в середине марта, а по еврейскому календарю — между адаром и нисаном, между Пуримом и Песахом. Уже через неделю нам с мужем вдруг позвонила незнакомая тётенька, зовут Фейги, из ХАБАДА — мы у неё в списке пожилых людей, чем нам помочь? 

Хотите съездим в аптеку? Или за любым товаром, которого нет в деревне и который вам не могут доставить бесплатно? Три раза в неделю можем привезти готовую горячую еду — надо? Может, по дому есть тяжёлая работа? — чем сможем, поможем. 

Я шаркала ножкой, благодарила и кланялась. Пожилые, кроме нас в деревеньке есть ещё, может, им нужнее. а  мы с мужем — орлы, хоть куда, к тому же любимая племянница нечаянно застряла на месяц — управимся. 

Фейги велела всё равно записать телефон и не стесняться если что. Потом ещё раз позвонила и таки добилась хоть чего-нибудь — позволения привезти готовую еду на пасхальную трапезу (честно говоря, на это мы с удовольствием согласились — после пасхальной уборки у плиты стоять сил нет ни у кого). 

В самый канун Песаха она мне ещё раз на всякий случай позвонила — и чёрт меня дёрнул пожаловаться, что у нас в результате чересчур усердной чистки сгорел субботний кипятильник. Я сразу спохватилась, вспомнив, что такое канун Песаха в многодетной хабадской семье (думаю, это даже светским израильтянам понятно), но Фейги с редкостным энтузиазмом ухватилась за возможность причинить добро. Через полчаса был вытащен из дому хозяин едеинственного в деревне, уже две недели, как закрытого, игрушечно-хозяйственного магазина, и новый кипятильник благополучно куплен. 

Правда, продавец, увидев спортивно-подтянутого моего мужа, слегка изумился: 

— А Фейги тут такой кипеж подняла: пара престарелых («зуг кшишим») на Песах остаются без чашечки кофе — я даже полы не домыл, помчался спасать... Во женщина — горы свернёт, когда захочет! 

Это я к тому, что Фейги нас в глаза не видела. К уважаемым нами хабадникам мы никакого отношения не имеем, как и большинство тех, кто был её неустанными хлопотами охвачен. Горячее питание и пасхальные трапезы развозили всем — в том числе тем «русским» пенсионерам, которые на мацу спокойно могут кусок сала положить. Как вы думаете — многих таких Фейгале-Сарале-Рохале-Брохале показывают по телевизору? 

Правда, подумавши, я включила дзен и рассудила — а пусть себе селебритиз играются и развлекаются — во всяком случае всё чистенько и тихо,  оговоренная  Минздравом дистанция соблюдается, маски носят все, кроме Пниночки, но её ботокс в промышленных количествах защищает лучше всякой маски — всяко лучше, чем бегать по ночам с вувузелами да бодаться с полицией. Но — увы, увы — игры играми, а «долой!» по расписанию (причём. ночному), кто-то запасается попкорном и ждёт, чем эти вувузелы кончатся, а я запоздало ехидничаю. 

Ну, и чтобы отвлечься от наших Палестин — вчера неожиданно моя малая родина, родной Луцк попал в новостные заголовки. В этих пасторальных заболоченных местах — захват автобуса с заложниками. На центральной площади, на глазах у очарованной публики. Одно из требований террориста — чтобы пан Президент Украины прорекламировал фильм «Земляне» 2005 года. Обалдевший Владимир Александрыч требование выполнил:

Всё кончилось хорошо, террорист арестован, заложники освобождены, в автобусе выбиты стёкла — больше никто не пострадал (не считая того, что пережили 13 человек за несколько часов в автобусе — потому что гранатка и оружие у поклонника фильма «Земляне» были натуральные, не бутафорские). 

Украинские соцсети, где совсем как у евреев, полулярен национальный политмазохизм, пестрят шуточками, типа: «Яка держава. такі й теракти...» 

А по мне — шоб все теракты так кончались. Я как-то не скучаю по эффектным финалам «Норд-Оста» и «Беслана» — даже идиотские шутки лучше серьёзных убийств. 

Всем здоровья и здравого смысла, извините за тавтологию!


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →