chipka_ne

Categories:

Ещё о неправильных бабушках.

Я живу в вечном когнитивном диссонансе. С одной стороны — твержу постоянно, что супротив природы не попрёшь, воспитывай не воспитывай — характер не пропивается. С другой — надёжно разменявши седьмой десяток, не теряю надежды себя хоть чуть-чуть да перевоспитать. 

От мамы покойной я довольно сильно отличаюсь — не была бы я её дочерью, боюсь, не было бы у меня с ней шансов хотя бы приблизительно задружиться, настолько мы уродились разные. Но кое-что я от неё всё же переняла — и далеко не самое лучшее, увы. Например — то, что называется, синдром Плюшкина. 

Нет, он у меня не так уж запущен — я ещё в состоянии взглянуть на себя со стороны. 

Года три назад я получила хорошую встряску, освобождая для ремонта мамину квартиру — лучше вам не знать, сколько там хранилось хлама! Я не об одежде говорю, не о посуде, не о письмах-открытках, а, например, о насквозь проржавевших стопках крышек для домашнего консервирования, для него же — пыльных литровых банках, мутных пластиковых коробочках, чашках с отбитыми ручками, чулках (чулках! — когда она их носила в последний раз?) — потом вспомнила, были такие «маленькие хитрости» — из старых капроновых чулков вязались толстым крючком мочалочки для мытья посуды — но когда это было-то! А разорванные на аккуратные тряпочки — пыль вытирать —  старые фланелевые ночнушки и халаты — за две жизни столько пыли не накопится! Правда, у мамы всё это под названием «а вдруг пригодится!» хранилось всё-таки не на виду — этим были забиты антресоли и нижние ящики шкафов, а так-то, на поверхностный взгляд, всё выглядело более-менее пристойно. 

Я с ужасом представила себе, как в случае чего, придётся разгребать мою квартиру моим детям, например, и по возвращении домой смерчем прошлась по углам-закоулкам. Правда, смерч получился не так, чтобы страшный. Так — смерчик. Смерчичек. Половинчатый, если не меньше — но хоть что-то. 

Хорошо, что есть такой праздник, как Песах, но таким, как я, Песах полезно устраивать раза три в год. 

За время изоляции я ещё придумала себя взбадривать всякими фильмами ужасов — нет, не Хичкоком, а документальными сериалами о синдроме Плюшкина — тоже встряхивает и помогает немножко. Правда, размечтавшись вынести семь бочек арестантов, в результате несёшь на помойку два умеренно набитых пакета (от сердца отрываю!) — но уж лучше так, чем никак.  

Но вот от чего не могу отказаться — и это тоже мамино — так это от абсолютно ненужного. От бессмысленных сувенирчиков-статуэточек-картиночек-шкатулочек-подвесочек-магнитиков, которыми заставлены все поверхности — вот уж замучаешься, пыль вытираючи! Уже давным-давно ничего подобного не покупаю, всё в основном подаренное, а выбросить не могу — и всё тут!

В какой подкорке засело у меня мамино, конца 30-х годов воспоминание о том, как она в Нижнем (в тогдашнем Горьком) была отправлена за каким-то отсутствующим в библиотеке учебником к своему преподавателю и, зайдя в редкую по тем временам, отдельную квартиру застыла, как заворожённая, перед «горкой», где за стеклом стояла дорогая посуда и фарфоровые статуэтки — дамы с кавалерами, пастухи с пастушками, охотники с борзыми, овечки в кудряшках и кошечки с бантиками. 

И, обзаведясь собственным домом, немедля стала его украшать всякой аляповатой дребеденью, разумеется и близко не похожей на старорежимный фарфор — но оно ей душу грело и отстаньте! 

Вот и у меня пока всяка дребедень стоит.  Потому что нравится — и отвяжитесь. Помру — тогда выкидывайте — easy come, easy go — а пока что, не учите меня жить! 

А кто меня понимает по-настоящему — так это внуки. Знаете, какое им раздолье в субботу всё это перебирать и рыться в шкатулочках, на ходу сочиняя игры и сказки! А я легко дарю, всё, что ни попросят и никого не ругаю за разбитую статуэтку и рассыпанные бусики — так, глядишь, и расхламится всё естественным образом! 

Вот — каюсь и хвастаюсь одновременно:

Этого антисемита не помню, кто подарил — симпатишный, зараза, пусть стоит дозором, но если раскокают — плакать не стану.

Сундучки Али-бабы. Ну, ладно — алибабушки...

Лапоточки — чтоб знали, что прабабушка в детстве носила

Колокольчик один из... не помню, скольких. Но этот — ручной раскраски.

Здесь я даже специальные полочки завела для дребедени:

А эти пустые флакончики из-под «Пани Валевской», купленные в Варшаве в  припадке ностальгии, чуть не выбросила — внучки отстояли: «бабуля, это красиво!» (И хорошо, что не выкинула —  вещественное доказательство, а то в нынешние времена нет-нет, да и подумаешь — может, и нет на свете никакой Варшавы? равно, как и Америки? А флакончик понюхаешь — нет, не помстилось...)

Целую балладу в субботу сочинили о принцессах-тройняшках — надо бы записать. 

И никто-никто из моих внуков никогда не критикует мои по десять  шекелей бусики, может, с возрастом исправятся, начнут ценить изысканность,  элегантность и блеск благородных камней, а пока что — да, мы сороки! И — неа — не стыдно ни капельки! 

Вспомнила смешное. Младшая моя дочь, единственная из внучек, унаследовавшая от маленькой бабушки любовь к высоким каблукам, как-то на восьмом месяце второй беременности сдалась и отправилась покупать на отекающие ножки удобные мягкие ботиночки образца «наалей Голда» — по имени незабвенной нашей Голдочки Меир. Старшему её  сыночку, белокожему, чернокудрому и черноглазому красавчику, пожирателю сердец, было на тот момент чуть больше двух годиков. Пока мы выбирали подходящую  обувку, он успел оббегать весь магазин, очаровать всех продавщиц, обрушить парочку полок, не без этого и, наконец, вернуться, чтобы оценить мамину обновку.  Увидев на её ногах удобные чуньки, он вдруг зарыдал: «Мама, нееееет!» Бегом вернулся к полкам, стащил оттуда немыслимые розавинькие костоломы в блёстках на головокружительной шпильке и стал совать мамочке: «Вот эти купи! Это — красиво!»

А вот эта статуэтка — единственная, которую я внучкам поиграть не даю — это мамина однополчанка, скульптор-любитель, ещё в 60-е ей в подарок слепила, так что — только поглядеть из моих рук. И историю придумать про мальчика с собакой.  


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →