chipka_ne (chipka_ne) wrote,
chipka_ne
chipka_ne

Category:

У нас нету интернету - ура!

...А почему ура? А потому шта писать можно только с мамыного телефончика, а крокодил своими копытАми по буквам не попадает, потому писать мяконькими лапками буду мяу-я - котик-воркотик-тепленькийживотик-полосатаспинка-шелковашерстинка, он же Котинька, он же Кот Ученый, Котинька-коток, фольклора знаток - вот!

И буду я писать-редактировать про преданья старины глубокой, когда жили-поживали на белом свете всякие разные хорошие коты, а также, не в пример крокодилу, некоторые хорошие собаки - такое бывает, у меня самого была добрая собачка Дуня, а я ее не ценил по молодости, теперь жалею, глядя на безобразие, которое мамыпапе втерлось в доверие.



А теперь, дорогие читатели, послушайте замечательно-увлекательный мамын, мной отредактированнвй рассказ-быль про кота Лоханкина и собачку Тутси, которая с ним дружила. Пишет мама (я кон-суль-ти-рую):

Тутси нам попалась на глаза на Тезиковке - птичьем рынке. Мы туда с дочкой-третьеклассницей зашли, собственно, не за собакой, а за хомячком, ибо денег у нас было - четыре рубля, и хомячка я дочке решила купить спонтанно, в утешение. Мы в тот воскресный день поехали на первые в ее жизни соревнования по художественной гимнастике, в спортзал какой-то железнодорожный в районе той самой Тезиковки. Примерили с утра новый, подогнанный по фигуре бледно-оранжевый купальник, сделали прическу гулькой, бант повязали роскошный гофрированный, на такси потратились, чтобы не растрясти спортивный азарт в двух троллейбусах, битком набитых публикой, едущей на барахолку.
На соревнованиях я старательно записывала и подсчитывала оценки - дочка входила в тройку лидеров - ура! Ее тренерша радостно махала нам рукой и показывала большой палец. Но когда обьявили результаты, я не поверила своим ушам - пятое место?
Я протолкалась к тренерше, как-то глупо тряся своим блокнотиком: как же так? Ей-богу, за себя не стала бы унижаться и лезть в бутылку, но за ребенка было до слез обидно. Молоденькая наша тренерша, старательно разглядывая носочки своих туфелек, пробормотала что-то вроде: да это ерундовые соревнования, и не соревнования вовсе, а так, не надо так близко к сердцу, разряд все равно все получат, кто ж знал, что тут внучка Махмудмахмудыча будет участвовать, позвонили вот из горкома - ну, что я могу, не я ж решаю...

Я помогла дочке переодеться. Она сухо попросила распустить "дурацкую" гульку и заплести обычные косички. Даже не всхлипнула - стойкий оловянный солдатик. А у меня сердце разрывалось, и я максимально беспечным голосом сказала:

- А пошли на Тезиковку! Может с "птички" народ еще не разошелся - купим хомячков, ты же давно просила, а?

По закону пакости тот участок Тезиковки, где торговали живностью, был уже пуст. И только на выходе стояли мальчик с девочкой
и растрепанной собачкой на поводке.

У собачки были круглые изумленные глаза, усы, бородка и хвостик бубликом. Девочка, безошибочно угадав в двух припозднившихся покупателях чокнутых собачьих благодетелей, бросилась нам наперерез:

- Тетенька, возьмите собачку! Мы перезжаем, папка на стройку завербовался, а там общежитие - с собакой нельзя. Купите - за пять рублей отдаем с поводком и ошейником. Она породистая - этот, как его, ну,терьер вроде, вот! Зовут Тутси - знаете кино такое, там один мужик теткой переоделся - умора, не отличить! А Тутси - это милашка, вы английский знаете?

Мы и не заметили, как собачка сама собой оказалась у дочки на руках и уже успела подышать ей в ушко и деликатно лизнуть в щечку розовым язычком, в то время как хозяйка ее продолжала трещать без умолку.
Я с трудом вклинилась в этот поток красноречия и сказала просвещенной девушке:
- Недорого-то недорого, но нету у нас пяти рублей, правда, не подумай, что торгуюсь - четыре и все, - и вывернула кошелек в доказательство.

Трешка и рубль были немедля цапнуты потной ладошкой и тезиковская поклонница Дастина Хоффмана, не дав нам опомнится, сунула мне в руку поводок и поспешно удалилась за руку с безмолвным братишкой, не забыв, правда сообщить, что Тутси - девять месяцев, что "жреть она все, но мало и в доме не гадит".

Сомнения в законности этой сделки меня несколько тревожат по сей день, но Тутси уже прочно угнездилась на руках у дочки, тут же позабывшей эти действительно ничтожные соревнования и махинации с оценками - какая же это ерунда по сравнению с уморительной мордочкой, теплым, еще чуть-чуть щенячьим пузиком и розовым язычком, каждые пять минут уверявшим в вечной любви!



На троллейбусах, правда, пришлось непедагогично ехать зайцем и за две остановки от дома позорно выскакивать, сбегая от контролеров, но это была ничтожная плата за то, что у нас в доме поселилось образцово мимишное, абсолютно безгрешное существо, созданное, казалось бы, исключительно для того, чтобы радовать глаз и душу.
Была она действительно на редкость неприхотлива в еде - если Юнга в первый день мы накормили борщом, то Тутси с удовольствием пообедала котлетками из цветной капусты и закусила вареной морковкой, которую мои дети выколупывали из супа.
Она сама быстренько нашла себе местечко для проживания. Между холодильником и буфетом на кухне (она же прихожая) у нас стоял прислоненный к стенке старый венский стул, из тех, что починить некому, а выбросить жалко, мы приспособились складывать туда стопки газет и журналов, получилось вполне функционально. Под этот стул Тутси и забралась, радостно тявкнув:"Я в домике!" После того, как туда была пожертвована диванная подушечка, домик получился хоть куда!

А спустя несколько месяцев, однажды вечером нам, точнее мне на голову свалился кот. "Свалился на голову" в буквальном смысле слова - мы всей семьей возвращались с прогулки, а он - пушистый кошачий подросток - сидел на заборе и отчаянно рыдал. Обычная история для молоденьких котиков, однажды обнаруживших, что забраться на высоту легко, а вот спуститься - мамочки, страшно-то как!

Я подошла вплотную к забору и стала уверять, что не все так драматично, тут и не высоко вовсе, ты же кот в конце концов, возьми себя в руки!
Продолжая горестно причитать, кот начал осторожно сползать вниз по забору, изо всех сил цепляясь коготками, но не удержался, соскользнул и спланировал прямехонько мне на голову, а оттуда, испуганно мявкнув: "Я нечаянно!", почти свалился наземь, заметался по двору и юркнул в открытую дверь кухни.

Тут только мы обратили внимание на то, что Тутси, обычно заливавшаяся радостным лаем на всех гулявших по крышам котов, за все это время не проронила ни слова, ни тявка.

Мы зашли вслед на кухню - кота не было видно. Зато Тутси стояла, задравши пушистый задик, уткнувшись мордочкой под буфет, и что-то туда нашептывала. Под буфетом шебуршали, попискивали и возражали. Так продолжалось минут тридцать, не меньше.Диалог их в переводе на русский звучал, я думаю, примерно так:

- Выходи, дурилка, там тесно же и пыльно, познакомимся!
- Ага, выходи - я твоей мамке прям на голову прыгнул, выйдешь - а в тебя тапком!
- Ой, да ладно, она уже смеется и сметанку нам с тобой по плошкам разлила - сметанку любишь?
- Сметанку, говоришь... Небось, шутишь?
- Да правда же! Выходи, не бойся, они котиков любят, у них самих кот потерялся - будешь за него. Спать будем вместе, у меня тут домик свой - еще одну подушечку дадут, в тесноте да не в обиде!

Так ли, этак ли, но повздыхав и помаявшись, кот осторожно на полусогнутых выполз из-под буфета, деликатно чихая от пыли и все еще озираясь, принялся за сметанку.

Был он беспородным, но исключительно пушистым красавцем, цвета, который у миттель-шнауцеров называется "перец с солью" со значительным преобладанием перца. Назвали его поначалу без затей Васяткой, но он быстро на сметанке раздобрел, приобрел вальяжность и одна хорошая моя подруга-кошатница и филологиня, постановила, что это не Вася, а полноценный Васисуалий, а Лоханкин, потому что: "Я к вам пришел навеки поселиться!"

Вспоминая их с Тутси нежнейшую дружбу, я лишний раз благославляю нынешнее поколение инстаграмма: друзья, не слушайте тех, кто зубоскалит над вашим простодушным стремлением остановить мгновение - останавливайте на здоровьичко, даже если никому, кроме вас, это не нужно, чтобы потом не пожалеть. Знаете, как я жалею и раскаиваюсь в том, что от Лоханкина у нас не осталось ни одной фотографии!

А уж какое видео можно было сделать из их понарошных сражений, когда Тутси таскала за шиворот по ковру огромную, пушистую, невозмутимую гусеницу в полтора раза больше ее и ростом, и весом!

Они переняли привычки друг друга. Кот научился свечечкой стоять на попе, умильно выклянчивая кусочки и, задравши хвост, бегать на пару с Тутси к калитке на каждый звонок - она заливалась лаем-сопрано, а кот хрипловато взмявкивал вторым голосом. А Тутси, в свою очередь, научилась, цепляясь коготками, карабкаться на стул и чинно умывать мордочку лапкой. Вторая подушка в домик не понадобилась - они, обнявшись, спали на одной подушечке вдвоем - картина маслом, способная растопить самое заледеневшее сердце.

Вы только представьте, сколько лайков за такое можно было бы отхватить на ютубе! Да и не в лайках дело - самой бы эту нежность развидеть в те минуты, когда начинаешь терять веру в то, что человек разумен...

Что сталось с нашими героями дальше? Тутси перед переездом в Израиль было уже около семи лет, мы собирались взять ее с собой, собачка она была необременительная, но у нас ее выпросила буквально моя незамужняя подруга. Выпросила в основном у детей - сперва попыталась подкупить их тортиком, а когда не вышло, вдруг расплакалась и сказала честно, как взрослым:
- У вас есть мама, папа, Юнг, у каждой - по сестре, а у меня только попугай и фикус. Котик был старенький, но умер. И уезжать мне некуда.
И дети поняли.
И я рада, что Тутси осталась у Лизы на радость и утешение.

А с Лоханкиным все было грустно и предсказуемо. Даже крепко подружившись с Тутси, он так и остался наполовину уличным котом. В частном доме, с дверьми, постоянно распахнутыми настежь во двор, удержать его от похождений было невозможно. После одного из мартовских загулов домой он не вернулся - то ли погиб, то ли прелести кошачьей вольницы перевесили.

На этом я, котинька, завершаю дозволенные речи, потому что тоже немного плачу...
Tags: Котики-воркотики, Пока не забыла..., Ташкент
Subscribe

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…

  • Что же мне делать, я очень устала...

    Помните, как там дальше? ...мистеру Твистеру дочь прошептала... Не так у меня началась неделя. А понедельник — особенно. Главное, и…

  • Футбольная пятница

    Я терпеть не могу футбол. При этом имею дома страстного болельщика, который во время всяких там мундиалей готов не есть, не спать сутки напролёт.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…

  • Что же мне делать, я очень устала...

    Помните, как там дальше? ...мистеру Твистеру дочь прошептала... Не так у меня началась неделя. А понедельник — особенно. Главное, и…

  • Футбольная пятница

    Я терпеть не могу футбол. При этом имею дома страстного болельщика, который во время всяких там мундиалей готов не есть, не спать сутки напролёт.…