chipka_ne

Categories:

Ну что - шуткуем...

Французам гостиница получше так и не нашлась. Турист какой-то безбашенный пошёл, пока что — ни одной отмены. Похоже, действительно, как пел один классик, «израильская военщина известна всему свету» —  заморские гости на неё полагаются больше, чем мы сами. 

Шуток по поводу ракет нынче  не будет — их в сети полно, и старых, и слегка подновлённых, и совсем новеньких.

Но у меня что-то со вчерашнего  утра настроение такое — шутковальное. Ну, а что ещё остаётся делать, выехавши из дома в 6 утра и застряв в пробке на полтора часа, тут же, на выезде из поселения — плакать, что ли? 

Не, я бы, может, и всплакнула, если бы не отвлеклась. А отвлеклась я на телефонный звонок, удивительно громкий и незнакомый. Мелодия такая, фальшиво-бодренькая, типа «Встань пораньше, встань пораньше, встань пораньше!» — аж весь автобус, только что частично дремавший, частично вяло проклинавший утреннюю пробку, встрепенулся и завертел головами — у кого звенит?

Звенело, между прочим, в районе нашего сиденья. Мы с соседкой, не сговариваясь,  достали свои мобильники и убедились, что это не у нас. «Встань пораньше» продолжало греметь. 

Занервничал водитель:

— Эй, кто там заснул? — ответь уже на звонок, не делай мне дырку в ухе!

Телефон устыдился и замолк. При этом ни один человек в автобусе на звонок не ответил. 

Через пять минут «Встань пораньше» загремело с новой силой. 

— Это ж будильник! — осенило кого-то, — каждые пять минут включается! Эй, какой идиот забыл выключить будильник?

Теперь уже все пассажиры дружно вытащили свои телефоны. Все аппараты честно молчали. Побудка продолжала греметь. 

— Под сиденьями поищите, — взмолился водитель, — откуда-то снизу звенит! 

Народ с энтузиазмом полез под сиденья — всё развлечение. Телефон, словно издеваясь, притих. На пять минут ровно. 

— *****! ...лучше найдите! — мрачно сказал водитель, — Мне нервничать нельзя — у меня работа опасная! 

На этот раз все добросовестно проверили щели между сиденьями. Некоторые для верности подняли-опустили шторы. Кто-то догадался крикнуть: 

— Всем тихо! Не галдеть! Не шушукаться! Я буду слушать и идти на звук!

В автобусе воцарилась, мёртвая, насколько это возможно, тишина. Телефон испугался и затаился.

— Это ненадолго, — печально вздохнула женщина на переднем сиденье, — через пять минут опять запоёт... Водитель, может быть, ты радио погромче сделаешь?

Водитель прибавил звук что-то бубнившего радиоприёмника. Бодрый дикторский голос произнёс: 

На линии — депутат Кнессета, представитель арабского объединённого списка и лидер партии ТААЛЬ, доктор Ахмед Тиби! Доктор Тиби, что вы можете сказать по поводу ракетных обстрелов из Газы?

Что хотел сказать доктор Тиби, так и осталось неизвестным, потому что автобус на редкость слаженно гаркнул: 

— Заткни ему пасть, кибенимат! Переключи канал!

Водитель невпопад ткнул в какую-то кнопку.

Ашхаду альляя иляяха илляЛлах... — пропела палестинская станция.

— Чего???? — изумился автобус.

Ашхаду анна Мухаммадар РасулюЛлах, — нараспев пояснил муэдзин в студии. 

— Да чтоб тебя! — водитель выключил приёмник и, мрачно сопя, выслушал очередной приступ «Встань пораньше!»

— А ты музыку включи, — робко посоветовала тихая старушка с молитвенником в руке, — с утра так хорошо что-нибудь благочестивое: псалмы по радио «Коль Хай», например...

— Для нервов полезна классика, — наставительно вмешалась очкастая дама с русским акцентом, — лучше всего: «Коль-а-музика», сейчас как раз Моцарта передают.

— Ой, только без занудства, — загалдели подростки на задних сиденьях, — «Гальгалац» хотим!

— К чёрту левацкий «Гальгалац», — пришикнули из центра, — давай «Решет гимель»!

— Вы не в Кнессете! — рявкнул водитель, — хватит орать все разом, а то я за себя не отвечаю!

Минутной тишиной немедленно воспользовался будильник-невидимка: 

Встань пораньше! Встань пораньше! Встань пораньше!

— Эх, попадись мне этот растяпа, который телефон потерял! — выдохнул водитель. 

...И тут меня бросило в жар. При словах «телефон потерял» я, наконец, проснулась окончательно и вспомнила.

Вчера вечером один из наших студентов-практикантов потерял телефон по дороге домой. Нашёл его охранник на трамвайной остановке. Начал звонить подряд по всем контактам. Дозвонился до работы, сказал, что телефон у него. Я как раз собиралась ехать в ту сторону — вызвалась встретиться и  забрать аппарат, чтобы передать растяпе утром. Приехала, расшаркалась, осыпала добродетельного юношу благодарностями («так поступают настоящие сионисты!»), забрала телефон, засунула поглубже в рюкзак и утром спросонья забыла о нём начисто — возраст, что поделаешь... Вот он-то и будил весь автобус пионерской песенкой.

Каюсь-каюсь-каюсь — признаться  в этом я не решилась. С независимым видом полезла в рюкзак, якобы за книжкой, и нащупав аппаратик, так же, наощупь, исхитрилась его отключить. 

Пассажиры, правда, ещё некоторое время продолжали тревожно озираться и прислушиваться, но тут водитель глянул на часы, нашёл «Решет бет», пробибикало семь часов,  народ, перебивая диктора, немедленно начал бурно комментировать новости и о телефоне-невидимке вскорости забыли. 

К тому же мы проехали блок-пост и повеселевший водитель после выпуска новостей переключил, наконец, радио на «Решет гимель». 

Автобус перестал дёргаться и поехал, всё ещё медленно, но уже плавно, под бодрый голос Йорама Гаона. 

Почти не потерявшая актуальности с середины 70-х песенка в приблизительном переводе означает: нашу песню не задушишь, не убьёшь! Как-то так:

Если бензин
Из Рамат-Гана в Тель-Авив,
Стоит тебе
Как самолётик до Мальдив, 

Если в ООН
Велят нам снова «потерпеть» — 

Мы всё равно
Мы всё равно
Продолжим петь! 

Мы продолжим петь(ещё четыре раза)


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →