chipka_ne

Categories:

День в подарок

Я в детстве любила болеть. Чтоб несерьёзно, конечно. Боль в горле — неприятно, но если у постели — чай с мёдом и эвкалиптовые леденцы, и стопка книг — эх, и зачем мне в конце-концов вырезали гланды и тем самым прикрыли лавочку!

Это я к тому, что у меня сейчас что-то вроде того. Нос заложен, в горле першит. Не ангина, конечно, а универсальная осенняя болезнь — то ли вирус, то ли простуда, то ли просто устала. 

Я, собственно, обычно в таком состоянии работаю. Но на той неделе меня в очередной раз достала звонками из поликлиники показательно усердная медсестра — сдай, да сдай анализ крови. Ну, пошла я в четверг. И тут оказалось, что рядышком доктор скучает — что-то у него в тот день больных недостача случилась. Доктор Рамзи у нас относительно новый — израильский араб, хорошо говорящий по-русски. Почему — угадайте с трёх попыток? израильтяне угадали с первой попытки (садитесь — пять!): потому что учился в Краснодаре. А почему до сих пор по-русски говорит бойко и правильно, хотя учился в лихие 90-е? И тут те, кто в теме сообразят: потому что из России, кроме диплома, привёз русоволосую (и сварливую, как он признаётся со вздохом) жену-красавицу, так что языковую практику имеет ежедневно.  

Матушка моя покойная к доктору Рамзи слабость питала. Несмотря на деменцию, сразу заметила, что у нас новый врач (правда, мудрено было даже сослепу  спутать жгучего брюнета с ушедшей на пенсию блондинистой врачихой-аргентинкой). Бабушки вообще больше доверия испытывают к докторам мужского пола, а он ещё и по-русски с ней охотно калякал. Жаль, что недолго им пришлось пообщаться. 

Ну, и в тот раз повспоминали мы бабушку, попенял он мне за ещё не сделанную маммографию, за не вовремя сдаваемые анализы, а потом вдруг и спрашивает: а жалобы вообще есть? А то у тебя карточка пустая. А и верно — я в поликлинику в последние семь лет только с мамой и таскалась, пустая карточка. Но жалобы у меня есть. И много: устала, не хочу работать, хочу спать и на ручки. Ах, да и насморк. А почему бы тебе сегодня не отдохнуть? — резонно спросил добрый доктор, — конец недели ведь. На-ка тебе больничный на денёк, да и ступай досыпать. 

...Какой, однако, доктор правильный, а? 

Чёртова белка в колесе, которая у меня в голове с утра крутится, радостно заелозила с новой силой: свободный день — это ж сколько дел можно пределать! Пыль перетереть! Диван пропылесосить! Огурцы засолить! Плюс мойка-стирка-глажка-машка-дашка

Но я помахала у неё перед носом свежеотпечатанным больничным — мне докУмент выдали, чтоб выздоравливать и отдыхать! То, что доктор прописал! И уймись!

Поэтому я во-первых пошла исполнять мечту, лелеемую ещё со дня покупки квартиры — кофий пить с видом на холмы Биньяминовы и чувствовать себя, как на даче. Вот так как-то:

Вот сюда я и сяду прямо щас.
Вот сюда я и сяду прямо щас.

Доберман фотографировать ещё не научился, поэтому фотографии самой мэм-сахиб за утренним кофиЁм не будет, а будет недовольная отсутствием йогурта «даниэла» собачья физиономия — что это за утренний кофий такой без ничего!

(Только не жалуйтесь на меня в «Гринпис» — свою специальную печеньку он получит в строго установленное время).

А пока — ступай высматривать бедуинских овечек, а то они там разбаловались без тебя!

...Когда я жила в так и не полюбившемся мне городе Ташкенте, то друзья из провинции меня утешали: зато — столица! большой город — театры-музеи-выставки! светское общество, опять же...

А я вот, когда вспоминаю то немногое, что меня с этим городом примиряло, то  это вдруг оказывалась почти сельская, дачная жизнь в двух шагах от центра. Когда баба Сара, страдавшая бессонницей, уже с утра пораньше дежурила у калитки, чтобы перехватить первых велосипедистов — сыновей Насыра-лепёшечника — с первой партией горячих лепёшек в тазике, заботливо укутанном пёстрым платком. 

Когда за молоком я отправлялась не в угрюмую утреннюю очередь, а в богатый двор толстухи Рахимы — дадада — в трёх минутах ходьбы от самого большого ташкентского парка и центральной улицы, застроенной сталинским ампиром, держали коров и овец. Рахима жила в огромном, принадлежавшем большому клану, дворе, почти поместье с виноградником, небольшими тепличками, розарием и бассейном-хаузом с золотыми рыбками. В полукруглых клетках пересвистывались перепёлочки-биданы, по двору гуляли прехорошенькие цесарочки, а на высоких насестах сидели невиданные японские петушки с длиннющими хвостами. Корову доила одна из многочисленных невесток — Рахимкины дети звали её «кинаишка», худенькая, хорошенькая и весёлая, потом процеживала молоко через белоснежную марлечку мне в бидон и всегда наливала остаток, не поместившийся в бидон, в пиалку («с походом» это называлось) — я его тут же и выпивала (к ужасу свекрови, которой я как-то простодушно призналась в том, что пью — кошмар какой! — сырое молоко). 

А на базар, если чего не хватало, можно было сбегать, не заморачиваясь причёской-макияжем, в дворовых калошках на босу ногу — скидки на базаре было принято делать с раннего утра («с почином!») или перед закрытием, когда распродавали остатки. 

Вот и нынче мне что-то эта дачная жизнь вспомнилась — потому что в поликлинику можно в тапочках, а когда вышла — привезли в наше сельпо свежие булочки и тёпленькие ещё питы (но нынче я их только нюхаю, прошли, прошли времена, когда парочку горячих лепёшек с каймаком (60% жирности!) можно было навернуть за завтраком, не считая калорий. А мне бы корешок имбирный заварить от простуды — нету? — нету, вздыхает хозяин, но я сухой заказал в пакетиках, завтра с утра приходи, будет. 

Эх, а семнадцать лет назад, когда мы сюда переселились, была у нас знаменитая на весь округ пекарня — вот когда свежей выпечкой пахло за три версты! А по пятницам туда съезжались фермеры со всей округи с сырами козьими и овечьими, с домашними маслинами, с пряностями, с мёдом и маслом оливковым ручного отжима. Оно всё и нынче есть — но не у нас, а подальше на пару километров, в цивильном месте под названием Врата Биньяминовы — там и «Рами Леви» и куча магазинов-магазинчиков-лавочек-кафешек, и пекарня наша туда переместилась  — стало просторнее, чище, красивше (и дороже, само собой), да и для всех окрестных ишувов сподручнее, а мне всё равно грустно. Хотя — радоваться надо, что мы теперь от ихних круассанов далеко — в наши-то годы...

Гены сельской родни всё-таки не пропьёшь... 

Но сельские радости к цивилизации приобщаться отнюдь не мешают, поэтому, когда нам в тот же день предложили контрамарки в оперу на премьеру «Манон», то никто долго не думал. И вот что интересно — с утра в очереди на анализ стоило только подумать о работе, как в носу начинало свербить, в горле першить, в глазах слезиться, а как на оперу вечером — всё, как рукой сняло! Волшебная сила искусства... Надо от простуды прописывать. 

Выгуляла пёсика, успев полюбоваться на мгновенные наши сумерки...

Сиреневый воздух, пропитанный розмарином, дадаисты нервно курят в сторонке
Сиреневый воздух, пропитанный розмарином, дадаисты нервно курят в сторонке

...да и поехала. Тут ещё радость образовалась — контрамарок было не две, как обычно, а три, и я успела пригласить подругу, с которой мы с маминых похорон не виделись. 

Во время спектакля я честно сцепила руки, чтоб не было соблазна фотографировать — мы люди законопослушные, а ручонки-то чесались — страсть! 

Поскольку не все такие примерные, то, думаю, на Ютьюбе скоро кадры появятся, инджойте, но лучше сходить — не пожалеете. 

Это из интернета всеведущего картинка — чисто для атмосферности:

Manon_photo copyright by Martynas Aleksa
Manon_photo copyright by Martynas Aleksa

Я в нынешних операх больше всего люблю то, что в солисты косяком пошли красавицы и красавцы, а то довелось как-то в отрочестве увидеть прекрасную и необъятную (талия шире плеч!) Марию Биешу в роли мадам Баттерфляй — ох, как худо мне стало, даже ангельский голосок не спас положение.

Зато после премьеры нас провели на фуршет! И вот там снимать было можно! 

Вот такая была русская Манон — Екатерина Баканова (сбитый фокус просьба считать импрессионизмом):

И ещё одна — с дирижёром Даном Этингером:

А вот итальянский шевалье де Грие — Леонардо Кайми:

Надо бы ещё сходить — на румынскую Манон и корейского де Грие...

Апдейт: в комментах Юленька кинула мне ссылку на пост-отчёт о генеральной репетиции с легальными и качественными фотографиями и роликаминаслаждайтесь!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →