chipka_ne

Category:

О реaктивных расстройствах и не только

Одной из книг, которую мы не решились взять или отослать в Израиль при переезде был "Справочник по психиатрии" (нам строго-настрого сказали, что справочную литературу нельзя). Зря, между прочим, сказали – после того, как нам пришлось в аэропорту еще на уровне регистрации, до прохождения таможни просто выбросить сорок килограммов багажа (столько весила наша собака, денег на доплату не было, не собаку же в Мордоре оставлять) и даже грузчики, порывшись в торопливо выброшенных пожитках, брезгливо сказали: "Интелих-х-хенция, бл***!", так вот, после этого у нас уже никто ничего не проверял (хоть я и норовила продемонстрировать таможне аж три золотых цепочки, свою и дочек), так что спокойно можно было провозить хоть секретного завода план, хоть памятку для начинающего шпиона-предателя Родины, но кто ж знал… А книжка была ужасно увлекательной – Агата Кристи рядом не стояла. Особенно любила я раздел: "реактивные состояния", поскольку касается это расстройств, случающихся у совершенно здоровых людей в стрессовых ситуациях. И был там, наряду со всякими депрессиями и аффектами такой впечатляющий феномен, как "бред преследования в иноязычном окружении". 

Расстройство это, хоть и неприятное, доходящее до паранойи, обычно проходит без лечения – достаточно либо избавиться от иноязычного окружения, либо выучить язык. Оно в принципе считается кратковременным, хотя я лично знакома с людьми, которые с ним живут вполне уютно лет по 20 и искренне считают нормальным состоянием. Но вот есть еще одно явление, которое мне представляется тоже одним из аспектов этого расстройства – хотя с классификацией оного я нигде не сталкивалась (ау, психиатры и просто медики, если есть таковые среди моих немногочисленных читателей – может, вы подскажете?). Вам наверняка встречались особы, подобные прелестницам из предыдущего моего поста, которые искренне считают, что т.н. иноязычные (сиречь – тупорылые, черножопые, чурки нерусские – список можно продолжить, разговорный русский язык богат весьма на классификацию инородцев) нашего языка не разумеют, а потому при них дозволено говорить все, что вздумается, не стесняя себя политкорректностью. Самое огорчительное, что иногда этому недостатку подвержены также люди во всех других отношениях достойные.     

Как например давняя моя знакомая по имени – ээ-э-э, скажем, Лина (подлинное имя хранится в редакции). Я с ней познакомилась в те давние времена, когда работала трудотерапевтом в одном богоугодном заведении (мои стервочки-дочери расшифровывали эту должность так: "мама учит психов коробочки клеить"), а она там же занималась с моими подопечными терапией музыкальной. И я, и воспитанники наши ее обожали – да и как не обожать обворожительную синеглазую шатенку со вздернутым носиком, серебристым голоском-колокольчиком – ни дать, ни взять – повзрослевшая Дина Дурбин (ко всем прочим ее достоинствам Лина еще и знала, кто это такая!). Легкомысленная внешность не помешала ей в свое время пробиться в престижную консерваторию, куда жидов не брали, защитить диссертацию в какой-то мудреной области методики преподавания, поднять самостоятельно двоих детей (муж, после рождения нуждающейся в серьезном лечении дочери благополучно слился) и здесь в Израиле состояться и профессионально, и экономически – ко времени нашего знакомства она уже продавала квартиру в дальнем районе, чтобы купить другую – новую, просторную и поближе к центру. Еще она замечательно умела своим хрустально-серебряным голоском материться, и страдала вышеупомянутой слабостью – очень любила, например, по-русски обсуждать достоинства и недостатки наших ивритоязычных коллег в их присутствии. Личико у нее при этом было самое ангельское, интонации ласковые, улыбка лучезарная, а ненормативная лексика сделала бы честь любому извозчику. Единственным зрителем этого спектакля была я (больше никто по-русски не понимал) – и вечно при этом мучилась от когнитивного диссонанса: с одной стороны, понимала, что неприлично так себя вести, а с другой – Линочкины характеристики были так убийственно точны и остроумны (и надо отдать должное – достаточно беззлобны), что выслушивала я все это не без удовольствия, иногда изо всех сил сдерживаясь, чтобы в голос не заржать. 

По моим меркам она была женщиной элегантной и одевалась в хороших магазинах, куда я себе запретила заходить до лучших времен строго-настрого (мои полторы минимальных зарплаты и "шапирка" мужа тогда этого не позволяли). Впрочем, особо я по этому поводу не парилась – Израиль в смысле отсутствия понтов – страна, словно созданная для меня. Я тогда одевалась в полюбившемся мне поселенческом стиле, по-французски называемом красивым коротким словом "гранж", а строгими "русскими" бабушками определяемым чуть подлиннее: "как с помойки". Любимым моим местом шопинга была разъездная ярмарка "шук Рамле-Лод". Как-то, получив от Лины комплимент по поводу одного на редкость удачно найденного в этом бойком месте платьишка, я закраснелась от удовольствия и убила подругу наповал ценой наряда – 15 шекелей! Снобом Лина не была ни разу и следующий вопрос был: "Где такое бывает!? Немедленно едем!" О, боги! – Лина, которую я считала женщиной деловой и многоопытной, ни разу не бывала на шук Рамле-Лод! Как-то так совпало, что именно по понедельникам работала она близко к дому, и ни разу за пять лет пребывания в Израиле, не случилось ей бывать в этот день на Тахане Мерказит, где чуть ли не до начала нулевых эта ярмарка по понедельникам и тусовалась. 

Тут не могу удержаться, чтобы не позволить себе ностальгического отступления: помните ли вы ТОТ шук Рамле-Лод, как помню его я? Знаю-знаю – функционирует он и сейчас где-то на вокзале в районе Малхи, знаю, бывала, видала, что устроено там для него специальное пространство – просторное, огороженное, с прилавками и навесами – но все это не то, не там и не так… Нету уже того вавилонского толпища и бестолковщины, тех веселых прилавков, заваленных сокровищами по пять шекелей, тех бравых хлопцев, увешанных цепями златыми и поющих-скандирующих почти оперными голосами в рифму:

- Босс вчера сошел с ума!

Десять шекелей цена!

- Эй, красотка, налетай!

Долго рот не разевай!

Гуччи-Шмуччи-тамагуччи

По дешевке покупай!

…и эклектичным верлибром:

- Дщери Иерусалимские!

Вечером воруем – утром торгуем! – подходите, пока меня не повязали!

(Вольный поэтический перевод с рамлелодовского – мой…) 

Стоит ли говорить, что мы вместе отправились на шопинг в ближайший же понедельник. Жизнерадостной Лине там ужасно понравилось (а уж как она понравилась горластым продавцам, я вам просто передать не могу!). Мы быстро затарились какими-то пестрыми тряпочками (Лине – ах, эти голубые глазки! – даже с пяти шекелей делали скидку). Напоследок я зависла возле одного из "гальгалим" – кольцеобразной вешалки, выбирая себе юбку аж за 10 шекелей (ну, я ж на себя денег не жалею, правда?). Хозяин этого разъездного бутика сидел на высокой складной лесенке, как на насесте, зорко следя за происходящим. Был это такой классический восточный дядька – шорты, шлепки, пузо по летнему времени – навыпуск, увесистая цепь на кудрявом бюсте. Лина тоже подошла и, перебрав и приложив к себе несколько юбочек, со вздохом сказала: 

- Здесь все только на Дюймовочек, на мою жирную жопу ничего не налезет…

Мы уже развернулись было уходить, но тут хозяин сопя слез со своего насеста и, не произнося ни слова медленно обошел мою подругу по кругу, словно совершая некий ритуал. Лина, которую жизнь научила никогда и ничему не удивляться, одарила мужика самой светлой из своих улыбок и радостно произнесла (по-русски, разумеется): 

- Ой, смотри! С дуба слез! Как кот ученый! И цепь златую прихватил! Ну, что, котик, будем сказки говорить? 

И тут… "Котик", не меняя сурового выражения лица, дамам церемонно поклонился. Приложил руку к сердцу. И сказал… по-русски, с красивым грузинским акцентом: 

- Извините, что побэспокоил, мадам. Я тут свэрху услышал, ви похвастался, что у вас попа толстый – а я толстый поп очень ценю – нэ мог удэржаться – вишел посмотрэть…

- И что? – спросила не растерявшаяся Лина, - посмотрел? Ну как?

- Посмотрэл… - вздохнул грустный идальго, - должен вас огорчить, мадамочка – ничего особэнного…


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened