chipka_ne (chipka_ne) wrote,
chipka_ne
chipka_ne

Categories:

9 мая

Сегодня День Независимости выпал на 9 мая.
Первый раз 9 мая без родителей. Без свекра - с 1978 года, без папы - с 82, свекровь умерла 6 лет назад. В этом году и без мамы.

Еще два года назад я вытащила ее в Иерусалим на парад ветеранов. Все это время деменция у нее развивалась по нарастающей - в прошлом году о поездке на парад не могло быть и речи. Она даже гостей, пришедших ее поздравить не очень-то узнала, но, поднимая рюмочку, не забывала произносить на автомате непременное:

- Выпьем за тех, кто командовал ротами!

Впрочем, это она неукоснительно провозглашала каждый шабат, получив свою рюмочку сладкого вина после кидуша.
Ее военные воспоминания уже лет пять как непринужденно переплетались с сюжетами старых фильмов, и хорошо, что я слышала их в свое время, свободными от старческих фантазий. Когда был жив папа, то градус маминого пафоса (а она была человеком страстным и пафосным) держался на допустимом уровне.


Они встретились и познакомились на войне. 39-я армия, специальный полк связи.

Папа - сидит, крайний слева. Мама стоит.

Папа, самый штатский человек из всех, кого я когда-либо знала, провел в армии 8 лет - с 1938 по 1946, В действующей армии, на войне - с финской по японскую. Связист. Рация - 15 килограммов и провод в сотню-другую метров. Два ранения, из них, одно тяжелое в грудь, и контузия. Начал рядовым, закончил капитаном. Орден Боевого Красного Знамени и медалей несчитано.
О войне не рассказывал. Никогда.

Папа справа на дежурстве у боевого знамени. С перевязанным горлом, как обычно. Он был ревматик, перенесший Голодомор и вытащенный бабушкой Настей с того света не раз и не два. Ангины и бронхиты цеплялись к нему постоянно - он стеснялся на это жаловаться, эка важность - горло болит. Всё переносил на ногах. Всё аукнулось потом.

О войне у нас любила говорить мама, к счастью, понижая звенящий металлом голос под ироничным папиным взглядом. Но вот встречи со школьниками и студентами, вечера боевой славы, уроки мужества - это была ее стихия, тут она давала себе волю

Наверное, она имела на это право - для нее военная романтика была не пустым звуком - на фронт она ушла добровольцем с третьего курса Горьковского пединститута, к ужасу декана - отличница, сталинская стипендиатка и, главное - маломерка, метр пятьдесят с береткой - ножка Золушкиного размера 34-35, куда ей воевать, куда ей вместо хрустального башмачка - сапожищи!

Не послушалась уговоров ни куратора, ни декана - а вдруг через неделю - без неё! - война кончится. Война, как вы знаете, удружила, не стала кончаться слишком рано, дала простодушным романтикам нахлебаться вволю...

Это, по-моему, уже 1943-й

Кстати, о сапогах для девушек - самые маленькие были 41-го размера. Маме еще повезло - нищее деревенское детство она провела босиком или в лаптях, поэтому с малолетства виртуозно умела мотать ОНУЧИ и навык этот, к счастью, не потеряла. А вот несколько городских ее однополчанок, не сумевших правильно намотать портянки, со стертыми до кости ногами попали в госпиталь еще до отправки на фронт, после строевой подготовки. У одной дошло чуть ли не до гангрены, и в строй она так и не вернулась.

Их, кстати, не сразу отправили на фронт - бардак в первый год войны творился страшный, и целый вагон с девушками-новобранцами несколько недель мотался, непонятно где. Их забыли даже поставить на довольствие, и на полустанках моя героическая мама - маленькая да удаленькая - вместе с помкомвзвода с боем и криком добивалась кипятка с сухарями. Потом их довезли до Елабуги, где они ночевали в каком-то клубе, на расстеленных на полу газетах. Зато вечерами в клубе показывали кино! И девушкам разрешали перед ночлегом бесплатно постоять на последнем сеансе целый месяц - это ли не счастье!

Потом их "бросили на трудфронт" - помогать кохозникам. Маму с подружкой отправили в татарский колзоз, где преседательша, увидев двух тощих недомерков, только языком поцокала - помощнички... Пристроили их, конечно, к чему-то - как Тома Сойера забор красить, но основная работа была: суп куший! мясо куший!
Впервые в жизни мама ела мясо каждый день. Хлеба не хватало, а вот мясо было. Лишь потом мама узнала, что это была конина и долго не могла успокоиться - как же это, лошадь! С бархатными губами, шелковой шейкой и человеческими глазами!
Она помнила умницу Орлика, который сам вывел ее с братом из лесной чащи. Помнила, одним из первых воспоминаний (годика три ей было) смерть лошади по имени Отрада, по которой мать ее плакала горше, чем по умершим детям. А тут лошадей - ели! Потом узнала, что избыток конины образовался не в силу татарских народных традиций - это уже рабочих лошадей забивали, потому что нечем было кормить.

Из колхоза их все-таки забрали для подготовки к отправке на фронт. Опций для большинства было две - санитаркой или на курсы связисток.Но маме с ее безупречной характеристикой предложили третью опцию - курсы военных переводчиков. Мама была счастлива, но тут ее подвело органическое неумение врать, и в анкете, она на вопрос о наличии в семье социально чуждых элементов и лишенцев честно ответила: да... Престижные курсы накрылись, да оно и к лучшему, кто знает, куда бы могло дальше ее занести со святой и несокрушимой верой в Советскую власть - гуманитарные специальности таили на своем пути множество соблазнов. Преподавание математики - куда как безопаснее для душевного здоровья.

Еще двумя ужасами, но уже позже, на фронте стали для девушек платяные вши и невозможность помыться нормально.
Баня - хорошо, если раз в неделю.а о том, чтобы помыться или хотя бы, пардон, подмыться тепленькой водичкой - вы о чем, вообще? А то, что девушка страдает - физически страдает - от немытой головы, от сальных, свисающих сосульками волос - перетерпит, не барыня! Мама уж точно была не барыня - однако немытые волосы ее мучили не меньше, чем балованных москвичек. Но где-то к концу 1942-го девчонкам-связисткам свезло - в часть прислали нового повара-татарина. У него был свой пунктик - чай пей, не болей, чай пьем, немца бьем! Он умудрился добиться от командования дополнительного котла воды, чтобы повторно заваривать спитую заварку - иканомия бааалшой, тварш палковник! Второй свежести чай получался не скажу на что похожего цвета. Бойцы им брезговали (мочай - морщились они) а Касыму, как оказалось, того и было нужно - дивчонкя, наливай-налитай! - и девушки каждый день получали по полному котелку желтоватой - и теплой, о, счастье! - воды, мойся, не хочу! Он был двоеженец, этот добрый чудик, и обе жены рожали только дочек - иииииихь, дефьки да дефьки, бяда-бяда! - поэтому проблемы женской гигиены были ему, как никому, понятны...

Как вы понимаете, на уроках мужества об этом мама не рассказывала - ни о стертых до кости ступнях, ни о теплой желтоватой воде с чаинками.

Девушки у землянки зимой, мама - крайняя слева. Качество, конечно, увы и ах - плохие из них были инстаграмщицы.

Кстати, к празднованию Дня Независимости здесь в Израиле мама относилась очень ревностно. Она, представьте себе, помнила день провозглашения государства Израиль - эта новость застала ее в Китае. Сотрудников консульства созвали на срочную политинформацию и сообщили торжественно о создании нового оплота социализма на Ближнем Востоке - это потом что-то пошло не так, когда оплот вежливо дал понять, что при всем почтении, в лагерях он уже побывал и на новый лагерь, а хоть бы и социалистический, подписываться не хочет.

А у мамы долго еще хранились пожелтевшие газеты времен Войны за Независимость с немыслимыми для советской страны заголовками - "Арабская агрессия против молодого еврейского государства" и 'Руки прочь от Израиля!" Жаль, что не дожили они до моей студенческой юности - весело было бы сопоставить их с разнообразными "руками прочь' 70-х.

До нынешнего года салют на День Независимости у нас делали на спортпощадке, которая плохо видна с нашего балкона, а спускаться на улицу маме было уже трудно в последние годы - пока дойдет, фейерверк кончается.
А в этом году все видно с нашей лестницы - только выйти за дверь и вид - как с трибуны. Как бы ей было удобно!


Всех - с праздниками!
Tags: Мама, ХХ век
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад! В том году девочке-Лазури исполнилось 15 лет. А нынче она волонтёрит в МАДА («Скорой помощи»), обзавелась…

  • Мой комментарий к записи «Куда катится этот мир...?» от katejdaniel

    Ээээээхххх... Это не истеричный заголовок, и не брюзжание — мир постоянно куда-то катится, а иногда и докатывается, вопреки предостережениям, увы.…

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • В этот день 2 года назад

    Этот пост был опубликован 2 года назад! В том году девочке-Лазури исполнилось 15 лет. А нынче она волонтёрит в МАДА («Скорой помощи»), обзавелась…

  • Мой комментарий к записи «Куда катится этот мир...?» от katejdaniel

    Ээээээхххх... Это не истеричный заголовок, и не брюзжание — мир постоянно куда-то катится, а иногда и докатывается, вопреки предостережениям, увы.…

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…