chipka_ne (chipka_ne) wrote,
chipka_ne
chipka_ne

Categories:

Internal Medicine...

...а что это такое, лучше никому не знать.
Мы с мамой опять в больнице, третий раз за три месяца - карабкаемся-карабкаемся да все никак не выберемся.
Потому и не пишется - начинаю, чтобы отвлечься и бросаю на полуслове.
На этот раз попали в "Шаарей Цедек" - Врата Справедливости, красивое название, только иной раз в дрожь вгоняет.
В тот самый отдел, который в заголовке, "Пнимит" по-нашему. Описывать его не буду в подробностях, чтоб кого чувствительного не обидеть.
А напишу некстати забавное, хотя у меня сейчас больше поводов плакать. Но вот вспомнилось.

Я ведь этот отдел - Пнимит Алеф - хорошо помню, несмотря на то, что столько лет прошло.
Первый раз я там побывала, страшно вспомнить, двадцать пять лет назад, когда проведывала своего любимого деда-киноведа - он, в силу разнообразия своих диагнозов, туда попадал регулярно пару раз в год. Деда увезли ночью в больницу почти без сознания, а я, отправляясь его проведывать, накрепко запомнила только непривычное мне, величественно-грозное название больницы и отделения и напрочь забыла номер палаты. Но он мне и не понадобился - знакомый трубный глас, изрыгающий затейливые английские проклятия, я услыхала, едва выйдя из лифта. В палате бушевал скандал, как ни странно, отчасти из-за меня.

Дело в том, что на соседней койке лежал почти дедов ровесник - британский еврей, который вполне мог с дедом потягаться по части объема истории болезни. Не говоря уже о давних обидках британской короны на строптивых американских мужланов. Вот два престарелых подростка и развлекались - все свободное от анализов и процедур время мерялись пиписьками списком болячек, а когда сошлись на боевой ничьей, то стали хвастаться своими сиделками.

У сноба-британца и его жены была круглосуточная филлипинка. Дипломированная медсестра с безупречным British English - комсомолка-спортсменка-красавица, а как готовит - оооооо! А у тебя - русская? Не, "русские"- это не престижно - впрочем, вам пиндосам неотесанным, сойдет...
Дед вступался за честь наших репатрианток так, что стены ходуном ходили, а в реанимации кто-то очнулся от комы.

Я еще из коридора забеспокоилась:
- Дед, шо за кипеж - чё орёшь???!!!
Нет, на самом деле я выразилась иначе, намертво врезавшейся в память фразой из польского аудио-самоучителя английского языка:
- Saba, what are you doing in there? You are making a terrible noise!

(Текст назывался "Carpentry Courses" до сих пор помню, там бестолковый Джим прибивал полку, мешая Джейн слушать передачу Кэрола Рида).
- Wow! - сказал обалдело британец - British English!
- То-то же! - загремел дед, - а твоя может отличить Джуди Гарланд от Дины Дурбин? Или Мэй Уэст от Бэт Дэвис? Она небось про Грету Гарбо отродясь не слыхала - дяровня филиппинская! И вообще - она хоть раз к тебе приехала сюда, а? Может и нету у тебя никакой филиппинки!

Британец растерянно закудахтал, что филиппинка ухаживает дома за женой, а дети его достаточно проведывают каждый день, но мы с дедом вдвоем его быстренько заклевали, сообщив, что у меня тоже еще двое подопечных, однако вот нашла же время, и вообще мне в Иерусалим ехать через блок-посты, отстреливаясь от террористов!

Тут нашу дискуссию прервал доктор, пришедший сообщить о новых назначениях. Доктора звали Владимир, и я с великим облегчением перешла на родной язык.
- О! - сказал эскулап одобрительно, - а вы недурно для американки говорите по-русски. И почти без акцента!

Второй раз мне довелось попасть в "Пнимит" два года спустя на двухнедельную стажировку после курса, где я усердно училась на медицинскую секретаршу. Стажировка прошла под заголовком "Что и требовалось доказать" или "А вы, мадам, как ни садитесь, в медсекретарши не годитесь" - именно об этом криком кричали результаты психометрии.

Начала я с того, что оскорбила докторшу-интерна. Удивительное дело, девица "из наших"  была моложе меня лет на пятнадцать, при Советской власти прожила всего ничего, но манеры и ухватки матерой златозубой советской докторицы с пэрманентом и начесом похоже сидели у нее в генетической памяти. Хоть пэрманента с начесом и золотых зубов не было.
Я в первый же день имела неосторожность спросить ее, не она ли ведет больного имярек - тут родственники интересуются. По-моему, невинный вопрос, не? Интерн-ша? ица? оза? - стервоза, короче - неожиданно цепко (и больно, кстати) ухватила меня за локоть, под взглядами обалдевших сотрудников подвела к прикнопленному списку и сказала по-русски специальным парторговским голосом:
- Здесь список больных и врачей! Здесь проверять, а не отвлекать ДОКТОРА (так это было сказано - капслоком) дурацкими вопросами! Или ты на иврите читать не умеешь?

...Впечатление было такое, что меня взяли за шиворот и тычут мордой в этот самый список, как пятиклассника-двоечника.

Читать на святом языке я к тому времени умела прилично, а говорить - бойко. Так что не обессудьте -  ответила ей хоть и с акцентом, но на иврите. Да, некрасиво. Да, скверной, сексистской, свинско-шовинистской шуточкой. И да, достаточно громко, чтоб и любопытствующим арабским уборщикам не понадобилось напрягать слух.

- У тебя что, красавица, - сказала я по-матерински заботливо, - что ли месячные не в срок пришли? Или, наоборот, хахаль, ночью не пришел? Или пришел, но у него не встало?

Ну, и еще что-то, скрывать не стану, очень-очень такое... неподобающее. Полгода работы на фабрике в марокканско-арабско-эфиопской компании даром не прошли да и общение с англоязычным дедом-матерщинником многому научило - я очень люблю учиться всему новому и интересному

...Так что, стажировка задалась, что называется, с самого начала. Правда, после этого эксцесса, я, слегка угрызаясь за несдержанность, решила срочно перестроиться в голубицу кроткую, каковой я в глубине души, собственно, и являюсь. Я голубкой почтовой летала по всяким бумажным поручениям, усердно, только что кончик языка не высовывая, заполняла почерком первоклассницы какие-то бланки,заваривала кофий для старшей администраторши Леи, душевной, упитанной и очень замотанной дамы в вечно сползающем парике, а уж по телефону ворковала таким медовым голосом, что хоть в чай клади.

Вот на телефонных ответах я, медовенькая, и спалилась. Как-то в час затишья (дело было вечером, делать было нечего) я неосторожно позвала к телефону ходячего больного из палаты напротив. Да, меня предупреждали, что это запрещено. Мобильников у всех и каждого тогда еще не было, но возле лифтов стояли телефоны-автоматы и родственникам надлежало сообщать их номера. Но тут девушка нежным голоском так просила позвать дедушку, что я, воровато оглянувшись, не видит ли кто, позвала... И, угадайте,кто выскочил из палаты немедленно вслед за дедушкой? Разумеется, стервоза-интерноза! Разумеется, последовала кляуза с требованием исключить из комсомола отстранить от стажировки с разгромной характеристикой.

Толстая Лея в парике меня отстояла. Почему, спросите? Потому что её в отделении любили, а интернозу - нет. Всем ведь известно, что в Израиле религиозное засилье, а русских людей обижают - что делать.

Но последнее предупреждение во избежание я получила и откликнулась горячо, что отныне никогда, никого и ни за что - пусть хоть сам премьер-министр обзвонится! А премьером в те смутные времена, весной 96-го, был (недолго, к счастью) выдающийся интриган Шимон Перес.

За день до конца стажировки мне позвонила по телефону дама с голосом, приятным во всех отношениях. Голос был немолодой, речь очень грамотная и вежливая с интонациями такими, знаете, как в документальных фильмах 60-х и литературными оборотами, которые нынче только в учебниках и остались. Интересовалась дама здоровьем некоего пожилого пациента с марокканской фамилией - Барзилай-Азулай-Бардуго - не суть важно. Учтиво спрашивала, нельзя ли позвать его к телефону.

А я этого горластого Бардугу в вечно сползающих с тощей задницы пижамных штанах знала прекрасно - он был ходячий из палаты почти напротив - чуть левее наискосок. Странно было, что этим незатейливым стариканом интересуется дама с совершенно профессорским выговором. И рядом никого нет - может позвать? Но я вспомнила обещание, данное Лее, собрала волю в кулак, загасила души прекрасные порывы и деревянным голосом продиктовала изысканно вежливой собеседнице номер телефона-автомата у лифта, за что огребла миллион цветистых благодарностей.

- Барзилай! - крикнула я очень кстати ковыляющему по коридору Азулаю, - дуй, давай, к лифтам, тебе там какая-то из поклонниц названивает!

Когда через полчаса Барзилай-Бардуго снова появился в коридоре, я его не узнала: он не ковылял и не шаркал - парил, едва касаясь ногами пола, взгляд был затуманен счастьем, а лицо сияло, как новенький шекель.

За ним уже тянулась свита восторженных слушателей, которых он подцепил у лифта.

- Нет, вы представляете! - выдыхал Азулай-Барзилай в пространство, - я уж давно из садовников уволился, а она за столько лет ни разу не забыла поздравить с праздником! С рождением внуков! А теперь узнала откуда-то, что я болен - и звонит! Переживает - я прямо слышу! Еще и извиняется, что приехать не может! Такая женщина, святая женщина!

- Что тут за демонстрация? - с напускной строгостью спросила подошедшая Лея, - Бардуго, ты что забыл, что у тебя ультрасаунд, тебя сопровождающий ждет!

- Капара! - приложив руки к груди проникновенно произнес Барзилай, - тут все на свете забудешь, когда тебе звонит Соня Перес!

Здесь надо кое-что пояснить для тех, кто не в теме: жена Шимона Переса Соня была редким типом жены государственного деятеля - её любили все, независимо от отношения к ее суетливому супругу. Она была безупречно скромна, умна и добродетельна. Жила почти затворницей в ореоле своей безукоризненной репутации.

И тут Бардуго, слегка очнувшись, задумчиво сказал:

- Вот только, кому (нецензурный эпитет) пришло в голову посылать Соню Перес звонить мне на телефон-автомат? Саму СОНЮ ПЕРЕС!!!

Занавес...

Пы.Сы.Характеристику я получила все-таки приличную - в Израиле все по протекции, вы ж знаете.

И еще постскриптум про сейчас.

Может, это и пустяки, но когда три ночи не спишь и сменить тебя некому, иногда и эти пустяки не буду говорить банальное "трогают до слез", но бывают очень кстати. Пожилая волонтерка, предлагающая утром сделать мне кофе с молоком (в Израиле две панацеи от всех горестей - вода и "нес" - растворимый кофе с молоком или просто на молоке). Я спросонья мрачно бормочу, что сама управлюсь - кофейный уголок рядом, а она огорчается - ты не хочешь, чтобы за тобой поухаживали чуть-чуть? Не хочешь кофе, ну, почти в постель (кресло и два стула)? Я угадаю, как ты любишь - спорим?
И действительно угадала - ложка с горкой кофе, три четверти кипятка, ни сахара ни сукразита и молоко взболтать чуть-чуть.

Или вот после завтрака вижу - красавица с флейтой.


Обещала назавтра разучить "Катюшу", а пока попробуем "Шалом Алейхем" - видишь, она улыбается во сне... И, да, я знаю, что это не лауреат международных конкурсов, но мама действительно улыбнулась - впервые за двое суток.

Tags: Израильские реалии, Люди - разные, Мама
Subscribe

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…

  • Что же мне делать, я очень устала...

    Помните, как там дальше? ...мистеру Твистеру дочь прошептала... Не так у меня началась неделя. А понедельник — особенно. Главное, и…

  • Футбольная пятница

    Я терпеть не могу футбол. При этом имею дома страстного болельщика, который во время всяких там мундиалей готов не есть, не спать сутки напролёт.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Пятница — месяц ав.

    Сразу после шабата — пост девятого ава, траурный чёрный, суточный пост без еды и воды. Обещают 35 градусов в Иерусалиме, чтоб совсем уж…

  • Что же мне делать, я очень устала...

    Помните, как там дальше? ...мистеру Твистеру дочь прошептала... Не так у меня началась неделя. А понедельник — особенно. Главное, и…

  • Футбольная пятница

    Я терпеть не могу футбол. При этом имею дома страстного болельщика, который во время всяких там мундиалей готов не есть, не спать сутки напролёт.…