chipka_ne

Categories:

Захотелось после драки кулаками помахать

Вообще этот пост надо было бы начать с фразы «не лучше ль на себя, кума, оборотиться. «Кума» в данном случае — это я сама. Ибо, печально размышляя о непонятной потребности зачем-то читать то, что не нравится и встревать в бессмысленные дискуссии там, где никто никому ничего не докажет, взяла да и сама оскоромилась  — влезла с комментариями в абсолютно ненужный мне спор да и увязла, запоздало (чересчур запоздало) опомнившись и прекратив отвечать  до тошноты предсказуемыемым комментаторам — журнал не мой, хозяйка его вела себя со мной вежливо, а прочие —  нехай себе резвятся, утешаясь оставленным за собой последним словом. 

А я порезвлюсь и выпущу пар в своём журнале, ибо, как сказано было выдающимся грузинским сапожником, которому пеняли на излишнее сходство с Карлом Марксом: «Бороду-то я сбрею, а вот мисли, мисли куда девать?» 

Меня на исходный пост навело ключевое слово «гиюр» — речь там шла о русской жене, брошенной ударившимся в религию еврейским мужем, а теперь переживающей за сына, вздумавшего перед женитьбой по требованию своей девушки сделать гиюр. А поскольку мы тут не так давно перетирали на извечную тему «свекровь-невестка», то я и вставила свои пять копеек, рискнув предположить. что не в гиюре дело, а в банальной материнской ревности, помноженной на память о предательстве мужа, да на то, что сын единственный и в одиночку воспитанный. Ситуация банальная и понятная — нет? — тут на место гиюра можно поставить что угодно — да хоть веганство потенциальной невестки, или там приверженность фэн-шую — те же будут страдания. Про веганство я, кстати, не шучу, у меня вот прямо сейчас знакомая горько оплакивает кровиночку, которого бессердечная девка (так и говорится с шипением — «дефффка!») непременно уморит веганством своим богопротивным. Кровиночке слегка за тридцать, и мама вот уж десять лет как живёт в когнитивном диссонансе, гоняя ссаными тряпками недостойных претенденток, и параллельно причитая: хочу внуков нянчить! И не говорите, что никогда таких не видели! 

Или вот недавно у бесподобной Пони Лолы прочла в комментариях мудрую мысль о том, что адекватные люди не должны жениться до первой поклейки обоев — вдруг в цвете не сойдутся! А  потом разбирайся, за что они друг дружку порешили и кто виноват — семья или школа?

Но! бдительные комментаторы не поддались на провокацию «потрындеть» и не дали уклониться от главной темы: религия — опиум для народа! Вера в бога — шизофрения! Гиюр — от промывки мозгов! Ну, и: мы, белые люди — vs дикие марокканцы — как без этого... Да всё так сурово-принципиально — не могём поступиться принципами!

И вот что меня более всего умиляет — люди, так пылко борющиеся с религиозным засильем, все поголовно приехали из первой в мире страны полностью победившего атеизма и даже те, кто помоложе меня, результат должны маленько помнить — неужто не впечатляет? 

Ну, в мелочах хотя бы — те, кто плачутся на кашрут, например, на раввинов, якобы лезущих к ним в тарелки — неужто не помнят страну, где государство таки да лезло к гражданам в тарелки, решая, кто будет кушать икру и сервелат из распределителей, а кто будет давиться в «колбасных» электричках в Москву и обратно? И что? И ничего — никаких демонстраций, протестов, никаких созданий очередной «партии перемен» к выборам — кушали, что дают и зубоскалили по мелочам: с оглядкой — в очередях за майонезом и посмелее — на шестиметровых кухнях. 

А помните, как, свято веривший в торжество науки народ, едва отпустили вожжи, кинулся заряжать трёхлитровые банки и «принимать устаноуки» тяжеловеса с чёлочкой? Народ, который семьдесят лет отучали от веры, немедленно и свято уверовал (и верует до сих пор) в ноосферу, в китайский календарь, в астрологию, в гороскопы, в карты Таро, в гаданье на любой чашке и какашке, в сглаз, в чох, в куриный бог да в вороний грай. 

А вот сердитый, но хотя бы проверенный временем еврейский Бог — не, не годится. Нетолерантный потомушта.

Это атеизм называется? Да нет — атеистов-то настоящих нынче с фонарём при ярком свете нужно искать. Атеист — это Борхес с его формулой: «Я в Бога не верю, но очень им интересуюсь...» Это Башевис с его безжалостной,  беспощадной и рвущей душу любовью к ушедшему еврейскому миру. А всё прочее: Гагарин в космос летал, никакого Бога не видал! — это тупенькая гордость советского пионера, умеющего пользоваться ватерклозетом — а Аристотели-то всякие не умели — бе-бе-бе!

А некоторые тутошние борцы с мракобесием своим юношеским задором напомнили пламенных членов Евсекции, всю эту передовую молодёжь, устраивающую некогда танцы с угощением в Судный день перед синагогами — реинкарнация не иначе. Только, алё, ребяты, а хто помнит, куда это Евсекция подевалась и что за мор напал на её членов в конце 30-х годов чуть ли не поголовно? Право же, так и лезет на память знаменитый антисемит Николай Василич, говорящий устами своего героя: ну что, сынку, помогли тебе твои большевички ляхи?

Дадада — опиуму для народа противопоставляются идеалы равенства, братства, антишовинизма и толерантности. Одна проблемка — толерантность куда-то испаряется при виде пейсатых и при звуках музыки «мизрахи», про эфиопов я уж вообще молчу... 

Нет, всё-таки надо отдать должное советской антирелигиозной пропаганде, хоть что-то в той стране делали на совесть — если так она въелась некоторым в сознание чуть ли не на генетическом уровне. 

Кстати, о пропаганде — вспомнилось мне, как бывшему киноклубному деятелю одно любопытнейшее советское кинишко — очень должно оно глянуться местным борцам с религиозными засильем:

Красиво, правда? Немедленно хочется дать пьянству бой религиозному засилью!
У этого замечательного фильма по-своему уникальная история. Созданный в 1973 году по заказу ЦК КПСС, он на экраны так и не вышел. Был отправлен на сокращение и доработку, да так и сдулся по-тихому. Одна из официальных причин запрета была стыдливо сформулирована, как «налёт антисемитизма».

А вот откуда этот «налёт» залетел, вслух сказать не решились. Между тем, самые убойные эпизоды фильма были тупым плагиатом — вот вышеозначенный эпизодик, например, лишь слегка перемонтирован и переозвучен — может, кто догадается, с какого оригинала?

А вот с какого:

Это снято в 1940 году. Режиссёром из прекрасной белокурой Германии с чистейшими улицами, прекрасными парками, вкуснейшими сосисками и воспитанными дисциплинированными детками. Пропагандистский фильм «Вечный жид». Надо было хорошенько разогреть и подмотивировать аккуратных дисциплинированных юношей, потому что до начала уничтожения неопрятных еврейских улиц в Киеве, в Минске, в Вильнюсе —  далее везде — оставался только год. И вдохновивший этот фильм Геббельс в могиле бы извертелся от счастья, если б смог узнать, что 33 года спустя это лыко в строку пригодилось его заклятым друзьям — большевичкам... В стране — победительнице фашизма, ага. 

Так шта — шо ещё я имею сказать? А вот что: ненавидишь пейсатых? Ты в хорошей компании!

А закончу всё-таки не этим. Закончу красивым и любимым. Башевис-Зингер — последний великий писатель на идиш, атеист и грешник, невыносимый, ехидный, горький и гениальный — и кто не читал «Шошу» и всё прочее, тот счастливый — он это ещё прочитает! А я процитирую «Последнего чёрта», рассказ о том, как чёрт пытается ввести во грех раввина, молодого, мудрого и праведного, да не тут-то было, добродетель побеждает, но... Год на дворе стоит 1939-й.

«Сколько времени я здесь уже пробыл? Целую вечность и еще одну среду. Всему я был свидетель: гибели Тишевица и гибели Польши. Евреев больше нет, нет и чертей. Нет женщин, поливавших улицы водой в ночь зимнего солнцестояния. Никто не помнит, что нельзя давать другому четное число любых предметов. Никто не стучится на рассвете в дверь синагоги. Никто не окликает прохожего перед тем, как выплеснуть помои. Раввина убили в пятницу в месяце нисан. Общину вырезали, святые книги сожгли, кладбище осквернили. Книга Бытия возвращена Создателю. Гои парятся в еврейской бане. Молельню Аврахама Залмана превратили в свиной хлев. Ангела Добра больше нет, нет и Ангела Зла.
Нет более ни грехов, ни искушений! Род людской виновен и семижды виновен, а Мессия так и не приходит. К кому он теперь придет? Мессия не являлся, не являлся, и евреи сами отправились к нему. Нужды в чертях больше нет. Нас тоже ликвидировали. Я – последний уцелевший беженец. Я могу теперь идти, куда вздумается, но куда мне, черту этакому, податься? К убийцам?»

Я не знаю никого, кто пронзительнее этого почти что богохульника написал бы реквием по ушедшей еврейской жизни и по брату своему, праведному раввину Мойше Зингеру...

Так что — если и дискутировать с атеистами, то с Борхесом и с Башевисом — там наверняка что-то умное услышишь (глядишь, и переубедят, а?). Поэтому комментарии (догадались?) скринятся... 

И дальше продолжу про котиков — оно спокойнее.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →