Categories:

Однажды в Америке

…Столько Рождества и Нового Года в ленте, что захотелось мне вдруг продолжить разговор на темы межконфессиональные – авось удастся поспособствовать смягчению нравов в нашем неспокойном мире, может и наступят когда-нибудь всеобщий мирумир-дружба-жвачка, о которых так сладко мечталось в детстве…

…Довелось как-то морозною зимой супругу моему побывать в далекой Америке, на Чикагщине по делам служебным. Дела делались не в самом Чикаго, а в таком пригороде, типа тамошнего Академгородка. Поселили дорогих израильских гостей в American Suite Hotel не потому что денег не пожалели, а потому что других гостиниц там не водились. Так что муж мог танцы танцевать в своем трехкомнатном номере, а вот с питанием дело обстояло хуже – кошерной кухни в обозримой близости не наблюдалось. Муж мой – человек скромный, и чтобы не напрягать гостеприимных хозяев своими заморочками, приехал со своими харчами, чем немало развлек чикагских таможенников, ибо поди объясни простоумным американцам, что такое "но у нас с собой было!". Он даже маленько овощей и зелени с собой захватил, ибо при всем нашем былом диссидентстве, прочно засела где-то в подкорке из передачи "Международная панорама" почерпнутая информация о том, что в вечно загнивающей Америке овощи-фрукты только на вид ладные да красивые, а на вкус – тьфу! – картон с фанерой. Овощи у него строгая таможня изъяла, запечатала в полиэтилен и торжественно выбросила, а вот консервы с тунцом, крекеры и прочие супчики "Осем" милостиво, хоть и несколько удивленно пропустила. Кстати, будущим контрабандистам зелени на заметку – от внимания бдительных таможенников ускользнул пучок укропа, оказавшийся почему-то – не в конспиративных целях, нет! – чисто случайно засунутым в носок и в тапочек (мы без своих тапочков по заграницам не ездием!). Так что, коротая после работы вечера в роскошном номере, тем он и питался, украшая растворимый супчик израильским укропчиком и заедая приобретенными в местном сельмаге красивыми американскими огурчиками-помидорчиками, абсолютно, кстати, на вкус не картонными.
В процессе исполнения служебных обязанностей муж мой совершенно покорил своих американских коллег своим профессионализмом, обаянием, трудолюбием, учтивостью и интеллектом (а вы думали – почему я за него замуж вышла?), и особенно подружился ("закентовался" – как говаривали в Ташкенте) с одним молодым сотрудником по имени Эндрю. Высокий блондинистый Эндрю при ближайшем рассмотрении оказался польским эмигрантом Анджеем из Кракова (неудивительно, что они сдружились – эмигрант эмигранта чует!), он даже помнил из своего харцерского детства несколько русских слов, к сожалению, не вполне цензурных. Он немало огорчился, когда узнал, что его израильский коллега всю командировку питался консервами и концентратами, и потрясенный таким благочестием (сам он был, разумеется, ревностным католиком), твердо решил в последний день организовать: 

а) экскурсию по Чикаго,
б) хоть один полноценный ужин в еврейском ресторане, коих в Чикаго, как он слышал, есть и немало. 

Муж мой, будучи, как я уже отмечала, человеком деликатным, попытался Анджея от этой затеи отговорить, ссылаясь на то, что не всякий еврейский ресторан априори кошерный, что, например, рестораны, открытые в субботу, ему не подходят, что надо проверять удостоверение кошерности – а это лишняя морока, но Анджей был непреклонен:
- Сertificate? Говна-пирога - I'll get you a certificate!

…Подходящее место он нашел быстро – всего-то с четвертой попытки.
Я думаю, тамошним еврейским рестораторам надолго запомнился статный голубоглазый славянин в распахнутой дублёнке с крестом поверх модного свитера грубой вязки. Хозяйской походкой заходя в очередное заведение, он первым долгом строго спрашивал:
- Kosher certificate, please!


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened