chipka_ne (chipka_ne) wrote,
chipka_ne
chipka_ne

Categories:

Опять наконец-то дома (разнузданный патриотизм и беспочвенные мечты - я предупредила) ...

Вернулась из Москвы. Перед поездкой, увидев билеты, я мысленно взвыла: «За что!», и пост заранее решила озаглавить: «Кого Всевышний решает покарать, того отправляет в Москву через Домодедово!» Каюсь, была неправа. Это ведь я не просто так взвыла и решила поразжигать домодедовофобию, а вспомнив запрошлый год, когда пришлось мне, только на входе в аэропорт простоять в плотной и потной толпе сорок минут, а потом застрять с чемоданами в чудовищных размеров заклинившей вертушке, потому что проверку безопасности решили для вящего удобства пассажиров разместить вот так вот — вплотную к входу, и только природной ленью и расхлябанностью местных ИГИЛовцев (запрещённая в России организация — я в курсе) можно объяснить то, что никто из них не удосужился потренироваться с бомбочкой внутри этого капкана — офигительный был бы результат.



Но в этом году всё было иначе — просторно, чинно-благородно и со скупыми улыбками, да и само Домодедово выглядело гладким, удобным, причёсанным и умытым — вот что Мундиаль животворящий делает!

Правда, некоторые кривили носы от огромного количества пассажиров из Средней Азии — гастарбайтерский аэропорт, что поделаешь, но мне это не мешало абсолютно — скорее наоборот. Ни при прилёте, ни при вылете не пришлось мне самой снимать-поднимать чемодан, всегда возле ленты в нужный момент выныривал вдруг парнишка в тюбетейке: «я помогу, апа...» — а я ведь не одна там такая была — женщина в расцвете лет, а помогали только мне! — такое впечатление, что встретившийся мне во Франкфурте добрый Икрам-ака передал информацию о хорошей женщине из Ташкента всем встречающимся мне на пути бывшим компатриотам (знаю, что ерунда, но дайте помечтать человеку...).

Ну, и поскольку на обратном пути чемодан не пропал и такси не обстреляли, то некоторое время казалось, что вроде как зря съездила — не о чем писать, придётся писать о скучном — о хорошем.

В последний день Москва утешила меня встречей с тремя подругами — совершенно, как в притче: одна — практического ума женщина, бизнес-вумен, политикой интересующаяся только с точки зрения «выгодно-невыгодно», вторая — кроткая и очень верующая патриотка, третья — юная либералка, ну и я до кучи. Встретились мы в парке Зарядье — полюбовались распиаренными красотами — бизнес-вумен посетовала на распиленные бюджетные денежки, патриотка вспомнила про день российского флага,  либералка в Зарядье опоздала, а я наслаждалась прохладой и ветерком и любовалась искусственными болотцами, деликатно промолчав о том, что на Волыни такие сами растут, без бюджетных денег.



Специально для ищущих очернительства, пишу курсивом — парк мне понравился. Не ах-ах-ах — но понравился, для элегических прогулок со старыми друзьями — место вполне годное, особенно, если ажиотаж схлынет и народу поубавится.

А уж как впечатлил гастрономический центр! — но только как замечательная картинка по причине полнейшей некошерности.



Подруги мои, вопреки политическим разногласиям, проявили редкостное единодушие и почтение к единственной иудейке и вдоволь налюбовавшись гастрономической роскошью сверху, дружно отправились в кошерную кафешку в подворотне Хоральной синагоги. Развлекались мы супом-харчо, хачапури, пирогами с грибами и облепиховым компотом — вкусно, аутентично, кошерно и недорого.




Затем, раскланявшись с капиталисткой и патриоткой, мы с юной либералкой отправились куда? — в рюмочную на Солянке, благо водка экшера не требует, а варёные яйца — наше спасение! — в меню присутствовали. Официанточка в стильной советской наколке ничуть не удивилась, когда мы заказали яйцо под майонезом без майонеза — любой каприз за ваши деньги, можно и яйцо без яйца!

Обратно в Домодедово я решила отправиться на электричке, ибо казённый шофер запугал меня пробками и требовал выехать из гостиницы на Садово-Каретной чуть ли не в четыре пополудни, чтобы успеть в аэропорт к семи, а мне хотелось ещё пару часиков погулять — поладили на том, что он отвезёт меня к половине седьмого на Павелецкую к аэроэкспрессу — и поверьте мне, дорогие любители личного транспорта, видавшая виды тётушка Чипка, как всегда, оказалась права — электричкой, которая едет сорок минут и заезжает прямо в аэропорт ехать оказалось не в пример комфортнее, да и сиденья для позвоночника удобнее и виды за окном приятнее.

А родной Эль-Аль кормил и поил красным вином, так что спалось мне на этот раз замечательно, особенно на спецместах у запасного выхода — вытягивай ноги, сколько хошь, почти бизнес-класс.

Ну и, отоспавшись хорошенько днём, вспомнила я внезапно, что давненько что-то у нас с мужем не выдавался такой конец недели, чтобы мне на исходе шабата не приходилось паковать чемодан и нестись в аэропорт с вытаращенными глазами, или встречать-провожать внуков, и вообще — давненько не бывали мы вечером вдвоём в стольном граде Иерусалиме, тем более, что вечера у нас, на зависть всей Европе, этим летом продолжают радовать горной прохладой.

Вот и отправились мы в Иерусалим. На автобусе, чтоб не париться со стоянкой и не ограничивать мужа, если захочется ему (а ему захочется)  стаканчик пива или чего покрепче. Прошлись, не торопясь по Яффо, потолкались по базару, где по четвергам самая тусовка — там вся богема собирается, да и двинулись дальше, на Бен-Йегуда и Йоэль Саломон, в любимый мой ресторанчик, агноновский «Тмоль-Шильшом» — сто лет там не была.






Кто там не был никогда, тот сам себе злобный Буратино, а если вы хотите почувствовать Иерусалим — не как пыльный памятник, а как город живой, золотой и лазурный, город агноновский, город книг, которые не на экране прокручивают, а перелистывают, сидя в кресле, где вдыхают дым сожжённых писем, где бродит ночами неприкаянная Гмула и поёт свои песни на неведомом языке — вам сюда.


























Ах, да — там ещё и кормят — вкусно и дорого (а вы что думали!). В этот раз я попросила, чтоб меня удивили и порадовали — и всё получила. Свекольные ньоки и лимонану с толчёным льдом и с араком заснять не успела — поздно спохватилась.













Дольче-де-личе — со сгущёнкой и взбитыми сливками было уже лишним, но поскольку после четырёх поездок за три месяца на мне застегнулось контрольное платьишко размера «small» (и не треснуло на осторожном вдохе-выдохе) — то ладно уж, один раз — сами знаете, кто не.

А поутру, в пятницу, рассудив, что на шабат на троих особо и готовить-то нечего, я уболтала мужа съездить на Мёртвое Море, потому что мы там с Песаха не были, а ехать-то нам до ближнего пляжа сорок минут всего.

Эх, стареем, стареем мы, тяжелыми становимся на подъём — бывали времена, когда мы по пятницам летом эдак-то чуть ли не через раз гоняли в Эйн-Геди, а то и в четверг со спальниками с ночёвкой на Кинерет — и ведь успевали до шабата вернуться, и всё приготовить, и помощницы по хозяйству у меня тогда не было — куда всё девается, а?

Мы, правда, едучи, позабыли совсем, что у арабских наших соседей нынче праздник, и на стоянке у Неве-Мидбар застали изобилие машин с зелёными и белыми номерами, но решили, что на море, хоть и обмелевшем, всем места хватит.

Места действительно хватило. Море было, как обычно, солёное, грязь — чёрная и липкая, народ вокруг — арабский, еврейский,  русско-православный, японский (куда ж без них!) — улыбчивый и расслабленный.
Юная мамаша в кокетливом хиджабе (дадада, кокетливом — коричневый чехольчик и терракотовый платок с нежным кружевом) на хорошем иврите попросила меня заснять её на фоне моря с младенчиком. Спросила, где я купила такой купальник. Старательно записала на смартфон название магазина «Базар Элицур» на иврите — обязательно попросит сестру зайти и купить. Да, она из Иерусалима,  замуж вышла в Иерихо, а там, знаешь, не с кем на иврите поговорить, такие дела...

Напоследок, расшалившись окончательно, пожелала я пива, а что? тем более, что нашёлся уютный очень уголок, где вообще-то была кальянная. Бедуинский юноша, заведовавший наргилами, сильно развлёкся моим коронным номером: белая женщина мэм-сахиб пьёт пиво и закусывает поп-корном — а мне жалко, что ли? пусть смотрит — духовная жизнь должна быть у человека!









Тут я делаю вид, что фотографирую не юношу, а наргилы, а юноша делает вид, что пялится не на меня, а вдаль...




Жаль, что дородную арабскую матрону, с наслаждением булькающую кальяном, мне заснять втихаря не удалось, а она, глянув на меня, наслаждающуюся холодным пивом,  мне — вот, честно! — понимающе подмигнула...







Эх, бывают такие дни, когда хочется вдруг помечтать — вот всегда бы так... Чтоб лев возлёг с агнцем, и мечи на орала, ну и прочая красотень под синим небом и жарким солнцем.





      Может, когда и получится, а?

Tags: Израильские реалии, Межконфессиональное
Subscribe

  • Маленький принц, маленький кит...

    ...В канун субботы, на Хевронском нагорье в очередной раз любовалась закатом сказочным и горевала, что фотографировать не могу. Но в понедельник…

  • Ну что, всё празднуем?

    Знамо дело, празднуем — и не дождутся. В четверг отправились с мужем по Иерусалиму гулять вечерком. Перво-наперво — угадайте куда? — на базар…

  • Первая пятница года...

    Вчера, третьего тишрея, у нас в пустыне новый месяц давали — вот такой: А сегодня на шабат у нас солдатик наш в гостях — вчера в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments

  • Маленький принц, маленький кит...

    ...В канун субботы, на Хевронском нагорье в очередной раз любовалась закатом сказочным и горевала, что фотографировать не могу. Но в понедельник…

  • Ну что, всё празднуем?

    Знамо дело, празднуем — и не дождутся. В четверг отправились с мужем по Иерусалиму гулять вечерком. Перво-наперво — угадайте куда? — на базар…

  • Первая пятница года...

    Вчера, третьего тишрея, у нас в пустыне новый месяц давали — вот такой: А сегодня на шабат у нас солдатик наш в гостях — вчера в…