chipka_ne

Categories:

Праздник к нам стучится в дверь...

Такое впечатление, что весь "русский" Израиль сегодня уже с утречка дружно кромсает салат оливье – одна я работу работаю. Меня даже секретарша, заботливая и хозяйственная марокканская девочка, уже спросила с утра пораньше: - А ты не в отпуске? А как же НОВИГОД?
И френд-лента вся в елочках… И все подводят итоги года…
Ну, раз народ пошел отчитываться за свершения – то я тоже на кой-чего решусь. Во-первых, преодолев, наконец, страх перед соцсетями я завела-таки свой блог – ура, товарищи! Во-вторых – я уже получила предновогодний подарок (подарки!) в лице всех добрых людей, которые неосторожно решились меня зафрендить. И прежде чем взять на себя, как положено, повышенные обязательства – стараться! не ронять планку! оправдать оказанное доверие! и прочее пятилеткузатригода!, я должна кое в чем признаться, как на духу. Чтобы разочарование во мне не стало слишком поздним и слишком горьким. Я, собственно, уже потихоньку начала признаваться в том, что я: а) люблю котиков, б) люблю одеваться "как с помойки" (а себя при этом утешаю красивым словом "гранж"), в) религиозна (это я украластрану-недаюжениться-недаюкормиться-задолбалавсехшабатом-жируюнавашиналоги- неслужилавармии –напомните, если что забыла). И последнее (на сегодня) признание – я уж который год не отмечаю Новый Год! (Уф, вот призналась и полегчало). 

На заботливый вопрос: "И давно это с вами?", - честно отвечаю: - Давно, и Израиль с его религией здесь не при делах. Заскучала я еще в конце 80-х, пропало куда-то ощущение праздника, как будто и не было его вовсе. Елочку (пластмассовую – Ташкент же) детям еще ставили, "снежинку" к утреннику шили, но новогодняя ночь? А что в ней было в этой новогодней ночи-то? Ну, ладно, подростками мы ждали этого счастья – чтобы чьи-нибудь родители свалили в гости или в ресторан, а нам бы оставили пустую хату с телевизором, и можно официально выпить сладкого сидра и неофициально лихо затянуться разок-другой (и не забыть хорошенько проветрить комнату), и поскакать-поорать вдоволь, не боясь соседей, а если по "Голубому огоньку" покажут какого-нибудь Дина Рида – то ваще – это ж на целый год воспоминаний… Но ностальгировать по подростковому счастью – это все равно, что ностальгировать по куличикам в песочнице – а сейчас-то что? Выстраданный оливье и с боем добытое шампанское – как подтверждение статуса? Бой курантов, на который в Ташкенте неясно было, когда правильно реагировать – по-местному времени? по-московскому? Поздравление Генсека всему советскому народу?- чур, меня, чур! Выученная наизусть "Ирония судьбы" ("ой, сейчас Ипполит в пальто в под душ полезет!") Вечная Алла Пугачева (теперь уж ясно, что не вечная, и возраст здесь не при чем – вон Леонард Коэн, разменявши девятый десяток, еще отжигал)? "Мелодии и ритмы зарубежной эстрады" – каковыми были уже под утро осчастливлены несчастные трезвенники или те "кому не с кем спать", как ехидничала народная молва? Для меня лично, уже на исходе советской эпохи незаметно как-то сдулся и обессмыслился этот щедрый подарок дорогого товарища Постышева советскому народу – пятьдесят с копейками лет продержался, да весь и вышел, как и вся советская власть… (А бедный товарищ Постышев продержался и того меньше – три годика всего). 

Как ни странно, здесь в Израиле я к этому празднику стала спокойнее относиться (хоть и не стала праздновать). Упорная борьба бывших моих сограждан за пластмассовую ёлочку и Дедушку Мороза (в наших-то Палестинах) вызывает определенное уважение, хоть и забавляет иногда. Насчет "забавляет" – это я не в обиду, я сама в общем-то давно уже живу по принципу, которому меня научила в юности одна славная девушка. Мы с ней на пару отчаянно отстаивали перед окружающими свое право одеваться, как нам нравится, и когда моя мама, исчерпав в споре с нами все аргументы, горестно воскликнула: - Над вами же люди смеются! - моя умная подруга спокойно ей ответила, - А что, было бы лучше, если бы над нами плакали? 

Так что, начавши за упокой, продолжу, пожалуй, за здравие, и тех, кто еще не разбежался во гневе, попробую развлечь небольшой баечкой. 

Несколько лет назад случилось мне быть по служебным делам в прекрасном городе Львове. Номер мне сняли не в гостинице, а в гостевой квартирке, которая была расположена в очень колоритной львовской подворотне в центре города. При выезде ключи надлежало сдать консьержке, пани Терезе – каморка ее находилась в той же подворотне. Мне было немножко неловко оттого, что уезжала я в три часа ночи, но добрая пани только руками на меня замахала, когда я стала заранее извиняться. Будильник мне в ту ночь не понадобился – без четверти три пани Тереза сама деликатно постучалась ко мне. Когда я, пошатываясь со сна, добрела до ее каморки – меня ждал чудесный кофе и не менее чудесный аромат горячих булочек с корицей. От булочек я с сожалением отказалась, сославшись на диету (кашрут ведь можно назвать диетой, верно?), а перед справжньою львівською кавою – каюсь, не устояла. Напоследок эта чудная женщина меня расцеловала, умудрилась-таки сунуть "на доріжку" пакет с булочками (пришлось отдать их в конце поездки таксисту, но зато уж надышалась я ароматом корицы и сдобного теста вдоволь!) и напутствовала на прощанье: 

- Слава Йсусу Христу!

- Э-ээ-ммм…., - слегка задумалась я, но потом решила, что речь идет все ж таки об немножко сыне еврейской мамы и ответила почти что впопад: 

- І вам здоров'ячка!

На этой оптимистической ноте, независимо от того, кто во что верит и кто что празднует, позвольте завершить: 

- І вам здоров'ячка!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened