chipka_ne (chipka_ne) wrote,
chipka_ne
chipka_ne

Category:

Home, sweet home... (2)

Warning — израильские реалии, не всем интересно.

...Страсти первого дня прибытия уже улеглись и остыли, оно и к лучшему — не всегда здорово писать по горячим следам. Вот в чём преимущество переездов-перелётов — сидишь себе в маршрутке, в поезде или в аэропорту  четыре часа, да и творишь в своё удовольствие, если мобильный интернет фурычит. 


А Израиль — маленький, не успела сесть в автобус и проверить почту в мобильнике — опа! — остановка «струнный мост»,  конечная. Не выбьюсь я здесь в Дарьи Донцовы - не писать мне дамских детективов с продолжениями. Но о том, почему я первый же вечер после прилёта приятно провела в полиции, напишу, раз уж обещала.



...Итак, вышла я на стоянку такси без багажа. Две вещи утешали — во-первых иду я, наконец, как белая леди мэм-сахиб, без пакетов, авосек и тележки — красненький чемоданчик-троллик из ручной клади да махонькая сумочка с мобильником и кошельком через плечо. Во-вторых — начальство моё в последнее время проявляет подозрительное человеколюбие, аж страшно — разрешило мне брать такси из Бен-Гуриона не только ночью (ночью до моих ебе... — ой, простите, пасторалей ничем другим и не доберешься), но и белым днём. Водитель, с которым ещё в день отлёта было договорено, меня терпеливо ждал, благо заполнение жалобы много времени не заняло. 


Я поздоровалась, разместилась, договорилась, чтобы притормозил на ближайшей заправке — стаканчик каппучино «to go» с заправки — это святое! — поехали! — а проблемы подождут, будем решать по мере поступления. Водитель, кстати,был не из наших, иерусалимских, а из мест, которые почему-то считаются «центром страны» — хотя, как по мне, Иерусалим как раз и есть самый центр! Водитель набрал мой адрес на «Waze» и сказал, как бы между прочим:
— Пробки начинаются, придётся ехать через Атарот... 


Я в это время тупила в смартфон, разбираясь в потоке новых мэйлов (не из ЖЖешечки! — я ж уже почти на службе), и рассеянно кивнула — Атарот, так Атарот...


Понимаете, обычно «Waze» советует ехать через Бейт-Ханину — это северный арабский район Иерусалима, частично до сих пор христианский, достаточно сытенький и благополучный — этакий местный Савьон — и мы через него ездим спокойно, это сильно сокращает дорогу. Но водители из центра, лишь увидев слово «Бейт-Ханина», начинают дёргаться — ах, ох, небось опасно — я в таких случаях сразу говорю: — Ты хозяин, я пассажир -  тебе не советчик,   сомневаешься, уговаривать не буду — езжай, как сам считаешь нужным. 


А Атарот — промзона тоже в арабском районе, не слишком уютном, мы там сами ездить не очень любим, только если совсем уж припечёт — но раз водитель так спокоен — мне-то что! Наверняка он так не впервые едет — из нашенских, небось, мужик.


До Атарота мы доехали спокойно, я успела ответить на несколько мэйлов, по сторонам смотреть было некогда, как вдруг почувствовала, что что-то пошло не так... «Waze» тревожно пискнул, звякнул и сообщил, что перепланирует маршрут — мы пропустили какой-то поворот: «Через двести метров сделайте разворот...» — ага, легко сказать, если впереди  метров на сто всё забито машинами. Арабскими, ага. Впереди маячила надпись на арабском, английском и иврите, что несколько успокоило, но ненадолго, потому что надпись гласила «Территория  В, израильтянам въезд запрещён»... Опаньки — да, это ж приснопамятный блокпост Каландия!


Первое, что пришло в голову, это строчка из песни любимых «Братьев Гадюкиных»: «Де ж ти, з курви сину, усіх нас завіз!», но взглянув на окаменевшее лицо водителя, я от комментариев воздержалась — и так хорошо. На самом деле всё, что происходило вокруг, выглядело достаточно мирно — обычная толкучка на исходе рабочего дня: кто-то нервно бибикнул сзади, кто-то бурно переругивался, съехав на обочину, кто-то впереди почти вежливо сдал вправо, пропуская нас, между машинами сновали вездесущие пацаны, торгующие китайской мелочёвкой — обычные люди вели себя, как обычно. 


Мы с водителем молчали, но, честное слово, слышали мысли друг друга: «Ещё чуть-чуть... вот за этой белой Субару... ещё метров двадцать — нет, ну всё же нормально, вон есть ещё пару машин с жёлтыми номерами, кому до нас дело есть — они с работы, и мы с работы... уф! вот ещё этот красный Пежо обойти и...»


— Пригнись!!!! — заорал водитель, и нажал на газ.


...Пригнуться я не успела. Зато успела увидеть двумя жилистыми руками поднятую глыбу, метящую прямо в водителя. Глыбе не хватило доли секунды — когда машина рванула с места, она попала не в переднее стекло, а в раму между передней и задней дверцей — это мы оценили уже у подъезда моего дома. 


От Каландии до наших ворот десять минут езды — мы доехали за три, я как раз дозвонилась до полиции. 


Пропавший чемодан и страдания по нему, как вы догадываетесь, немедленно забылись, назавтра я даже не сразу сообразила, о чём речь, когда позвонили из Бен-Гуриона: «Чемодан? Какой чемодан? — ах, да спасибо, привозите...» 


А через час после приезда домой позвонила девушка-следователь: «Когда тебе удобно дать показания? Хорошо бы сегодня — я тут до девяти дежурю».


Сознательность проклятая подняла меня с места и погнала в Шаар Биньямин. в полицейский участок. Застрять там и мне, и следовательнице пришлось до десяти, потому что есть на свете сознательные граждане, добровольно примчавшиеся дать показания, они посидят в общей очереди, а есть внеочередники V.I.P. — им всё, как ветеранам войны, без очереди. На мою и следовательницы голову одновременно со мной в участок два солдатика привезли задержанного — он-то и пошёл, как внеочередник. Но перед этим мы с ним вместе еще посидели в приемной полчасика, пока не вышел предыдущий посетитель.


Задержанным был молодой арабский парень, ровесник доставивших его солдатиков. На глазах повязка и запястья связаны — не наручниками, а пластиковой такой прихваткой. Солдаты первым долгом налили ему воды, он попросил ещё стакан и степенно поблагодарил: «Спасибо, брат». (Кстати, кто знает, почему арабы, даже хорошо говорящие на иврите, предпочитают говорить не «ахи», а полностью: «ах шели»?). Потом вежливо попросился в туалет. Потом сел и стал осторожно вертеть головой — кто догадается, зачем? Это было воскресенье, пятнадцатое, финал Мондиаля — в приёмной висел шикарный экран, почти без звука, правда, всё ж присутственное место — вот он и пытался сдвинуть повязку, чтобы хоть как-то... 


Солдаты тоже немедленно уставились в экран, периодически поглядывая на задержанного. В какой-то момент один из них было дёрнулся вернуть на место наконец-то чуть сползшую повязку, но, переглянувшись с приятелем, сделал вид, что ничего не заметил, и араб, как-то затейливо наклонив голову, в этой позе и замер, стараясь не шевелиться. Так они и досидели до финального свистка, шепотом радуясь, что успели — пока не вызвали на допрос — вот свезло, так свезло! И, судя по почти счастливым улыбкам, все трое болели за Францию.


...Зато мне, которой вся эта беготня двадцати двух миллионеров по полю, накаким боком на фиг не сдалась, пришлось дальше сидеть почти полтора часа и любоваться непонятно чему радующимися толпами, потому что вежливый болельщик с завязанными глазами пошёл к следователю без очереди. А меня даже вид заботливо укрываемого зонтиком ботокса не очень развлёк. 


...Зачем мне нужно было лично давать показания — фиг его знает — свидетель из меня никакой. Я даже не смогла толком описать подозреваемого —  отчётливо помнила только здоровенную каменюку-глыбищу и вздутые жилы на руках. Какое-то перекошенное злобой лицо за этой каменюкой маячило — но узнать я его не смогла бы — не просить же ещё раз скорчить максимально злобную физиономию!


Напоследок следовательница извинилась, что заставила ждать («я же сама на час из-за этого мерзавца задержалась, думаешь, мне домой не хочется?»). 


— А за что его? — спросила я осторожно, — или это секрет?


— Да всё за то же,  — устало сказала она, — камни кидал, с поличным поймали... 


Хотела было какую-никакую мораль отсюда вывести, да раздумала — нету тут никакой морали и не ищите.

Tags: Еврейское, Люди - разные, Перемена участи
Subscribe

  • Пятница, песня и немножко рекламы

    Дорогая редакция в полном цейтноте. Давно такого не было. Придётся брать отпуск хотя бы в ЖЖ, раз на работе не получается. На этой неделе даже пост…

  • Мелодии по пятницам

    Что-то я свои пятничные переводы мракобесной поэзии позабросила. Непорядок. Вот вам Ханан бен Ари — с лихой, как обычно, печальной, как водится,…

  • Маленький принц, маленький кит...

    ...В канун субботы, на Хевронском нагорье в очередной раз любовалась закатом сказочным и горевала, что фотографировать не могу. Но в понедельник…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments

  • Пятница, песня и немножко рекламы

    Дорогая редакция в полном цейтноте. Давно такого не было. Придётся брать отпуск хотя бы в ЖЖ, раз на работе не получается. На этой неделе даже пост…

  • Мелодии по пятницам

    Что-то я свои пятничные переводы мракобесной поэзии позабросила. Непорядок. Вот вам Ханан бен Ари — с лихой, как обычно, печальной, как водится,…

  • Маленький принц, маленький кит...

    ...В канун субботы, на Хевронском нагорье в очередной раз любовалась закатом сказочным и горевала, что фотографировать не могу. Но в понедельник…