Если бы вы были собакой

...Как интересно — там на картинке только глазки, и как я угадала доберманьи! 

И здорово же меня разоблачили — вот плетёшь словесные кружева, стараешься, выстраиваешь себе образ, прикидываешься няшечкой, ан не тут-то было — от энторнетов ничего не скроешь — ДОБЕРман  и добряк — не синонимы!

Только вот с дисциплиной и порядком у меня плохо от слова «совсем»... Хотя нужны, да, с этим не поспоришь.

Атеисту на заметку: как оставить за собой последнее слово.

В завершение мракобесной дискуссии — шутка-кергуду.

Жил да был в городе Афуле работник славной нашей дорожной полиции, люто ненавидящий ортодоксов. История умалчивает о причинах — в суп ли они ему наплевали, невесту ли отбили — одно известно: как увидит он человека в кипе за рулём, так и сядет ему на хвост и не отстанет, пока не дождётся мало-мальского нарушения, да кээ-э-эк влепит штраф по максимуму!

Вот однажды увидел он на небогатой городской улице новёхонький двухместный «Мерс», из тех, знаете, что подороже иного лимузина будут, а в нём — во, заразы! — двое пейсатых. Ну, понятненько — взыграло ретивое — ишь, мироеды, на наши налоги как жируют! Пристроился он привычненько за ними: я буду не я, если не не штрафану!

Едут они так-то час, едут два, Тель-Авив проехали, в Иерусалим заехали, помолились у Стены Плача, и глазам своим не верит бедняга полицай — не к чему придраться, хоть плачь!

Долго ли коротко — доехали они до Эйлата (для неизраильтян: это присказка у местных такая, страну пересечь от Афулы до Эйлата). Черношляпые чинно припарковались у пятизвёздочной гостиницы «Дан» (ещё один повод полицейскому со скромной зарплатой взбеситься) и направились было ко входу, но тут наш герой преградил им дорогу. Сказать ему было особо нечего, но спросить-то можно, нет?

— А скажите-ка мне, почтеннейшие, — мрачно поинтересовался он, — как это вы от Афулы до Эйлата добрались без самого наималейшего нарушения? Ну, не бывает так!

Collapse )

Захотелось после драки кулаками помахать

Вообще этот пост надо было бы начать с фразы «не лучше ль на себя, кума, оборотиться. «Кума» в данном случае — это я сама. Ибо, печально размышляя о непонятной потребности зачем-то читать то, что не нравится и встревать в бессмысленные дискуссии там, где никто никому ничего не докажет, взяла да и сама оскоромилась  — влезла с комментариями в абсолютно ненужный мне спор да и увязла, запоздало (чересчур запоздало) опомнившись и прекратив отвечать  до тошноты предсказуемыемым комментаторам — журнал не мой, хозяйка его вела себя со мной вежливо, а прочие —  нехай себе резвятся, утешаясь оставленным за собой последним словом. 

Collapse )

Попутное - кошачье и не только

Написав в первой части, что добрых бабушек — кошачьих заступниц у нас в махалле не водилось (не считая меня, но я тогда была отнюдь не бабушкой), я погрешила против истины. Правда, самую малость — бабушек-то и в самом деле не было, но один кошачий бог и благодетель таки был. Только не бабушка, а дедушка. А если ещё точнее — дядя, ибо дедушкой нашего соседа в его почтенные годы никто не звал, а все звали дядей. 

Collapse )

Кошачьи истории - принц Сиамский

О чём бы теперь написать, чтобы расслабиться после двух спрятанных, во избежание дальнейших свар, постов? 

Чего бы придумать, наименее возбуждающее читателей и не требующее заскринивания комментариев? 

Есть две замечательные, убаюкивающие темы, интересные исключительно понимающим — котики и стихоплётство. Вот с котиков и начнём...

Collapse )

Войны иудейские и не только

Два бородатых анекдота в качестве эпиграфа;
Намбер ван. Во время очередного заседания СБ ООН обсуждались следующие вопросы: последствия геноцида в Руанде, массовые похищения и изнасилования девочек сектой 'Бохо Харам", голод в Северной Корее, публичные казни в Иране, изъятие донорских органов у приговоренных к смерти в Китае. После утомительных многочасовых обсуждений, завершившихся поздно вечером, усталые члены Совета Безопасности чисто машинально опять проголосовали за резолюцию, единодушно осуждающую Израиль...

Намбер ту: едет в вагоне метро прекрасного города Нью-Йорка тётя Фира из Жмеринки. На сиденье напротив усаживается красивый и оооочень афроамериканский юноша в ортодоксальном еврейском прикиде и, чтоб не пялиться на хорошеньких шикс вокруг, открывает книжечку Теилим (псалмов) и, благочестиво в неё уткнувшись, начинает читать, беззвучно шевеля губами. Онемевшая тётя Фира несколько остановок не знает, как реагировать, но когда юноша поднимается, чтобы выйти, обретает дар речи и сочувственно спрашивает:
- Молодой человек, или вам мало того, что вы уже негр?
(За запрещённое слово "негр" претензии - к тёте Фире).
Collapse )

Новигот в свете великого наследия

Здесь должен был бы быть покаянный рассказ о том, как злостная сионистка тётушка Чипка вчера оскоромилась, взяла выходной 1 января (никто даже не спросил, зачем — Новигот, ясно же!), да и спустилась из Святого города в греховный Тель-Авив, переполненный новогодними ёлочками, но не затем, чтоб хороводы водить, а затем, чтоб сходить, наконец, на выставку из Филадельфийского музея, которая того стоила.
Также здесь должны были быть фотографии из музея, который сам по себе хорош и без заезжих выставок, а фотографировала сентиментальная бабушка отнюдь не Моне-Мане-Ренуаров, а несовершеннолетних посетителей, которые восседали у пап на плечах, ползали по полу, сидели дружным детсадом на полу в центральном лобби и чинно поднимали пальчики, чтоб ответить экскурсоводу — наснимала я много и намеренно нерезко, намереваясь опубликовать, чтоб читатели вместе со мной умилялись, но так как сегодня ручки очумелые взялись чистить память старенького моего «Галакси», то и вычистили ненароком весь детский сад на приобщении к прекрасному — грусть-печаль... 

Collapse )

В присутствии любви и смерти

О том, как я отношусь к Новому Году я уж в прошлом году писала, кому надо, поинтересуются, кому не надо, обойдутся.

Однако, по природной своей кротости и толерантности, очень даже уважаю чувства празднующих и на некошерные ёлочки в ленте любуюсь с удовольствием. Поэтому не хотелось бы уходящий нееврейский год завершать постом о ненависти. Поговорим-ка мы нынче о любви.

Collapse )